13 июня исполнилось ровно 22 года со дня оккупации Азербайджаном древнего армянского края – Шаумяна – неразрывной части Арцаха.. Исторически Шаумянский район являлся одним из пяти крупных армянских княжеств Арцаха, известного в архивных и иных документах как Гюлистан. На территории исторического Гюлистана в 1813г. был подписан известный Гюлистанский договор между Российской империей и Шахской Персией, по которому Арцах и часть других районов Закавказья были включены в состав Российской империи. Развал империи и установление власти большевиков привели к оккупации Закавказья, к созданию на турко-германских штыках вымышленного буферного квазигосударства «Азербайджан», которому 5 июля 1921г. решением пленума Кавбюро ЦК РКП/б, несмотря на протесты армянского населения, составлявшего в то время 95% жителей края, был передан Арцах, а вместе с ним, понятно, и Гюлистан. При создании в июле 1923г. Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО) Гюлистан и ряд других районов Арцаха – Ханларский, Дашкесанский, Шамхорский — с далеко идущими целями были включены не в состав автономии, а в состав АзССР. Все годы существования АзССР в отношении этих районов — многократными перекройками границ районов, блокированием армянских сел, искусственным торможением их экономического развития и т.д. — проводилась политика по выдавливанию армянского населения

С началом в 1988г. Карабахского движения все армянские районы Арцаха стали подвергаться массированным атакам азербайджанского ОМОНа, государственных и партийных органов. Первые открытые вооруженные столкновения между жителями Арцаха и Азербайджана произошли именно в северной части Нагорного Карабаха. 13 января 1990г., когда вооруженные отряды Народного фронта Азербайджана и азербайджанской милиции попытались занять села Камо, Азад, Геташен и Мартунашен Ханларского района и села Эркеч, Манашид, Бузлух Шаумянского района. 15 января 1990г. указом Президиума Верховного Совета СССР в НКАО и прилегающих районах, в т.ч. Шаумянском, вводится чрезвычайное положение. В январе-марте 1990г. при помощи внутренних врйск МВД СССР было депортировано армянское население сел Азад и Камо Ханларского района. В апреле 1991г. силами ОМОН АзССР, МВД СССР и подразделений советской армии началась операция “Кольцо” по депортации армянских сео НКАО и прилегающих районов. В апреле-июле было депортировано 24 села в Ханларском, Шаумянском, Гадрутском и Шушинском районах. 4 июля 1991г. указом президента СССР М.Горбачева в Шаумянском районе было отменено чрезвычайное положение. После вывода подразделений ВВ МВД СССР ОМОН Азербайджана атаковал села Эркеч, Манашид и Бузлух, но был отброшен отрядами местной самообороны. В течение июля-августа 1991г. МВД АзССР вместе с подразделениями 23-й дивизии 4-й советской армии (дислоцировалась в Гяндже) вели боевые действия в районе с целью изгнания армянского населения с применением боевой техники, в т.ч. боевых самолетов. В июле были депортированы жители сел Эркеч, Манашид, Бузлух, население которых ушло вглубь района. Отряды самообороны оказывали вооруженное сопротивление.

2 сентября (после объявления ВС АзССР 30 августа независимости Азербайджана) совместная сессия Облсовета НКАО и райсовета Шаумянского района провозгласила Нагорно-Карабахскую Республику и постановила провести 10 декабря 1991г. референдум по вопросу независимости НКР в соответствии со статьей 3 Закона СССР от 3.04.1990г. “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В сентябре 1991г. Шаумянский район первым из районов НКР стал ареной открытых боевых действий между отрядами самообороны НКР и силами МВД и национальной армии Азербайджана. Азербайджанцы применяли тяжелую артиллерию, танки и бронетезнику, уже тогда переданную им командованием 23-й дивизии 4-й армии. Но силам самообороны Шаумяна удалось штурмом вернуть контроль над приграничными селами Эркеч, Бузлух и Манашид.

В сентябре-декабре 1991г. продолжались позиционные бои. 10 декабря в НКР, в т.ч. в Шаумянском районе состоялся референдум, в ходе которого подавляющее большинство жителей поддержали независимость НКР. 30 декабря в районе и по всей НКР прошли выборы депутатов ВС НКР. А 13 января 1992г. впервые на территории бывшего СССР против мирного населения было применено оружие массового поражения – Азербайджан подверг райцентр Шаумян обстрелу из реактивной системы залпового огня БМ-21 “Град”. В мае-июне 1992г. Азербайджану были переданы техника и вооружение частей и подразделений бывшей 4-й армии Закавказского военного округа — 4 дивизии, треть кораблей и все базы Каспийской флотилии, вертолетная эскадрилья, более 100 боевых самолетов и т.д., не считая захваченного. Используя это вооружение и значительное число наемников-военспецов в июне 1992г. Азербайджан начал широкомасштабное наступление на НКР. Оно началось с Шаумянского района, как крайне важного в стратегическом отношении и наиболее близко расположенного к крупнейшим в Азербайджане военным базам бывшего СССР в г.Кировабаде (Гяндже). 15 июня 1992г. весь Шаумянский район был захвачен Азербайджаном. Летом 1992г. азербайджанцы также захватили большую часть Мартакертского, части Мартунинского, Аскеранского и Гадрутского районов НКР. За несколько дней насильственным образом из Шаумяна было депортировано 17 тысяч армян, более 1000 были убиты или пропали без вести.

Из воспоминаний БАБАЯН Эльмиры Георгиевны:

Мы бежали из Шаумяна 13 июня 1992г. Накануне над городом появились самолеты. Это было странно, потому что к нам никогда самолеты не залетали, только вертолеты – “Кобра”, и ГРАДом стреляли, Алазанью. Поняли, что происходит, когда с самолетов начали сыпаться бомбы. От взрывов меня отбросило от окна в другую комнату. Как меня перенесли в блиндаж, я не помню. Там уже было 8 семей. Днем и ночью мы из блиндажей не вылезали. Я дочку родила в блиндаже. Что происходило снаружи, мы понятия не имели. Когда в этот день за нами пришли мой муж и сын, узнали, что все село уже сбежало, кроме тех, кто сидел в блиндажах, не зная, что творится. Мы побежали к мосту через реку перед поселком. В селе все горит, скотина погибшая валяется тут и там. Что-то страшное творилось. К мосту подбежали, а там танк стоит азербайджанский. Но на танке сидел русский солдат. Мы замерли, думая, что сейчас попадем в плен, но он отвернулся, будто не видит нас, а головой мотнул в сторону рынка, у которого речку можно перейти вброд. Кстати, многим русские солдаты так помогали, показывали, куда идти, где нет азербайджанцев. Мы реку перешли, попали в лес и пошли в село Гюлистан, его еще контролировали наши. В лесу встретили очень много семей. Через некоторое время стали бомбить лес. Я там сына потеряла, думала погиб. Потом нам сообщили, что сын жив, и мы смогли его забрать. У мальчика была сильная контузия, он ни на что не реагировал, нас не узнавал.

По пути к Гюлистану подошли к большому полю, которое надо было перебежать, чтобы войти в другую часть леса и дойти до села. Над полем кружила “Кобра” и обстреливала. На перебежку — 2-3 минуты. Мужу трижды пришлось бегать через поле, чтобы нас всех — двух дочерей, сына и меня перевести. Дошли до Гюлистана. Там ребята по рации узнали, что наше село азербайджанцы уже полностью взяли и утром собираются напасть на Гюлистан. Шаген Мегрян принял решение уводить людей в сторону Карабаха по охотничьим тропам. Но он попросил у НКР и Армении послать военные силы, чтобы освободить, и вертолеты для раненых, детей. Все три дня, что мы добирались до Карабаха, к Атерку, шел страшный ливень. Те, кто не мог идти, остались в Гюлистане, в надежде, что вывезут вертолетами. Но получилось так, что вертолеты сесть не могли из-за обстрелов. Только одному удалось. А мы пошли пешком по охотничьим тропам под проливным дождем. По дороге женщины рожали. Некоторые умирали вместе с новорожденными. Наш сосед оставил мать на дороге: она отказалась идти дальше, а у него были маленькие дети. Вернуться за ней потом он уже не смог. Многие так и остались на дороге. При переходе через небольшую, но очень бурную реку одного малыша унесло течением. Его отец дочку довел до берега, оставил с матерью, а сам прыгнул в реку в надежде спасти сына, но течением унесло и его.

Вместе с нами была бригада врачей из Еревана, из Республиканской больницы. Трое из них раньше дошли до Атерка и попросили послать машины за нами. До Атерка оставалось еще 6-7 км, когда они подошли, повезли женщин и детей в село, распределили по семьям. Через день, когда поняли, что в Шаумян войти невозможно, практически начинается война, детей и женщин увезли и из Атерка.

Отметим, что все прошедшие со дня оккупации годы власти Азербайджана проводят политику заселения Шаумянского района азербайджанскими переселенцами, уничтожают армянские церкви, кладбища и иные памятники. И все это время земляческий союз Шаумян-Геташен требует включения проблемы Северного Арцаха в повестку переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ. Хотя на территории Арцаха есть район Новый Шаумян, где проживают и беженцы, шаумянцы и геташенцы хотят вернуться в свои дома и на исторические земли. Союз требует, что Минская группа направила наблюдателей на оккупированные армянские районы и пресекла варварские действия азербайджанцев. В 2004г. Союз обратился в Европейский суд по правам человека. В 2005-ом им сообщили, что дело принято в производство, но иск до сих пор не рассмотрен.

В союзе уверены, что происходит это по политическим мотивам. Более того, после представления иска Европейский суд «попросил» азербайджанскую сторону также представить иски. В результате 7 азербайджанских семей из Лачина выдвинули обвинения в адрес Армении.

В необходимости внесения вопроса об оккупации Азербайджаном Шаумяновского района НКР в повестку переговоров по карабахскому урегулированию убежден и руководитель общественной организации «Академия политических исследований», член-корреспондент Национальной Академии наук Армении Александр Манасян. Для этого, считает он, есть все основания: “В первую очередь, это тот факт, что еще в советские времена Шаумяновский район и НКАО воссоединились. Этот факт позволяет нам поднимать Шаумяновский вопрос не только на исторической или культурной, но и юридической плоскости». По словам А.Манасяна, если даже соответствующие госструктуры Армении по некоторым причинам воздерживаются от упоминания этого и других фактов, то политологи, социологи, ученые, юристы должны постоянно озвучивать их с разных площадок: «Здесь необходимы профессионализм, упорство, чтобы мы вспоминали о Шаумяне не только в связи с годовщинами, а регулярно, в контексте разработанной единой политики». При этом он подчеркнул, что вопрос не в том, чтобы представить Шаумяновский район как потерю, а заявить о правах на эти территории: «Не менее важная задача — представить Шаумяновский район в качестве оккупированной территории. Причем оккупация Шаумяна тогда было осуществлена со стороны советской армии, а не азербайджанских войск. Азербайджану в одиночку не удалось бы осуществить это».

Гаянэ МОВСЕСЯН




  Рубрика: Армия, Время. События. Люди, Карабахский конфликт: Правовая папка, Социум, Специальные проекты
  Последнее обновление: 15/06/2014