"Безопасность Армении гарантирует лишь одна страна – Россия, в рамках ОДКБ, а сегодня в Армении практически нет русских школ… Это в первую очередь грозит безопасности страны", — заявил генеральный директор Международного информационного агентства "Россия сегодня" Дмитрий Киселев, выступая на пятом заседании Российско-армянского парламентского клуба в Ереване. В свою очередь вице-спикер Национального Собрания Эрмине Нагдалян заметила, что не следует связывать уровень владения русским языком с количеством русских школ в стране. "Это не показатель. Русскому языку в Армении обязательно обучаются во всех школах начиная с первого класса. Помимо этого, русский язык в Армении востребован, к нему доброе и теплое отношение", — сказала вице-спикер.

НО НЕВОЗМОЖНО УМОЛЧАТЬ: ЭТО И РЯД ДРУГИХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ ДМИТРИЯ КИСЕЛЕВА закономерно вызвали в Армении широкий резонанс. Естественно, по той простой причине, что затрагивались наиболее чувствительные для армянской общественности вопросы, и разговор шел без экивоков, как обычно бывает, а гораздо более прямолинейно. Отсюда и болезненная реакция отечественных СМИ, усмотревших в словах Киселева менторство, шантаж и т.д.

На самом деле, многое из того, что говорил Киселев и другие члены российской делегации, — правда. И на нее обижаться уж точно не стоит. Разве стоит обижаться на то, что в вопросе признания Нагорного Карабаха российская сторона говорит армянской "только после вас"? Разве стоит обижаться на то, что, будучи гарантом безопасности Армении, Россия напоминает об этом? Разве стоит обижаться на то, что озвучивается версия, мягко говоря, небескорыстного финансирования армянских НПО со стороны Запада? Конечно, нет. Другое дело, что в некоторых вопросах российской стороне не мешало быть корректнее и оперировать в дискуссиях более убедительными аргументами, нежели ссылки на языковые возможности отдельно взятого ереванского таксиста. Тем более журналисту, для которого достоверность факта должна быть бесспорной профессиональной нормой. Непосвященному читателю сообщу: впечатление о том, что из Армении русский язык уходит и поэтому необходимо открывать русские школы, у Киселева сложилось после общения с таксистом, не владеющим русским.

А вообще постулаты, прозвучавшие в парламенте, актуализировали необходимость освежить их очевидный смысл. Конечно, Россия является гарантом безопасности Армении, но это не означает, что Москва делает Еревану одолжение, взамен навязывая свою волю в широкого спектра вопросах. Гарантию собственной безопасности Армения компенсирует России дислокацией на своей территории единственной на Кавказе российской военной базы. С учетом современных геополитических реалий эта сделка значима для Москвы никак не меньше, чем для Еревана.

ДА, В АРМЕНИИ ДЕЙСТВУЕТ РЯД НПО, ОТРАБАТЫВАЮЩИХ ЗАПАДНЫЕ ГРАНТЫ, их деятельность зачастую направлена в том числе и на подрыв армяно-российских отношений. Но бездеятельность российской стороны в сферах своих интересов подрывает эти отношения не меньше. Кстати, в этом плане пример Украины для России должен быть весьма поучительным, но, похоже, украинские уроки в этом плане результатов пока не дали. Иначе не стали бы представители Москвы предлагать Армении компенсировать их пассивность законодательным ограничением деятельности прозападных НПО.

Что или кто мешает России тоже заниматься действенной информационной поддержкой многоуровневых и многоаспектных армяно-российских отношений в Армении? Ничто не мешает. Кстати, в Армении созданы все условия и для продвижения даже сугубо российских интересов. Того же Киселева армянский телезритель знает не хуже, чем отечественных политкомментаторов, его слушают не меньше, чем наших.

В современном мире язык является средством коммуникации. Выбирая для изучения иностранный язык, человек ориентируется на востребованность лично для него этого языка в будущем. С какой стати гражданин Армении должен изучать русский, если видит свое будущее только в армянском селе или, скажем, в Европе? И уж тем более с какой стати законодательно фиксировать особый статус русского языка в Армении, когда спрос на русскоязычное образование удовлетворяют уже имеющиеся возможности? Ради того, чтобы все ереванские таксисты могли общаться с Дмитрием Киселевым?

Есть, разумеется, в вопросе русского языка в Армении аспект, связанный с безопасностью страны. Как было отмечено на упомянутой встрече в парламенте, армянская армия часто имеет дело с российским вооружением и документацией на русском языке. Это весомый аргумент, и это как раз тот случай, когда существует конкретный спрос, мотивация, и вопрос решается в армии локально.

Сказанное вовсе не означает, что русский язык не заслуживает особого места в жизни Армении. Отнюдь. Его значение нельзя переоценить ни с точки зрения образования и просвещения (хотя бы потому, что мировая литература высшей школы доступна в Армении зачастую именно на русском языке), ни с точки зрения экономики (сегодня самые крупные по количеству рабочих мест предприятия Армении или российские, или с российским участием), ни с точки зрения коммуникаций ("Одноклассники" сегодня в Армении — самая популярная социальная сеть). Не говоря уже о политике с учетом того, что Армения является членом ОДКБ и интегрируется в ТС, ЕАЭС… Но все это никак не императив для давления с целью навязывать русский язык армянскому обществу в административном порядке, поскольку в таком случае обратная реакция неизбежна. Тем более когда в этом и необходимости нет.

ДА, ЛЕТ 20 НАЗАД ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРЕДПРИНИМАЛИСЬ ПОПЫТКИискоренить в Армении русский язык. Но сейчас этой проблемы нет — или у Киселева устаревшая информация, или он остается под впечатлением украинских событий, в которых языковая проблема сыграла ключевую роль, или он искренне заблуждается в трех соснах.

Еще несколько месяцев назад, когда Армения определилась с интеграционным вектором, были проведены соцопросы, свидетельствующие о том, что подавляющее большинство населения страны поддерживает евразийское направление в целом и углубление армяно-российских отношений в частности. Очевидно, что, проведи такой опрос сейчас, картина была бы иной, менее привлекательной для Москвы. И в этом заслуга не только НПО-грантоедов: даже правильные вещи россияне нередко озвучивают в тоне, отторгающем даже суть сказанного и вызывающем в армянском обществе всплеск эмоционального негатива. Не говоря уже о нотациях, предлагающих независимому государству корректировать свое законодательство. То советуют принять закон об ограничении деятельности НПО, то рекомендуют на законодательном уровне зафиксировать особый статус русского языка. При этом играют мускулами, что зачастую походит на попытки самоутверждения с иллюстрацией известной пословицы: сила есть — ума не надо.Да, сила есть, никто не спорит, но нужен и ум, чтобы не задевать национальные чувства в государстве — стратегическом партнере и не настраивать общество этого государства против своей страны.

Ара  Меликсетян

 

От редакции: Не стоит поднимать бурю в стакане воды. Статья А.Меликсетяна, конечно же, расставила точки над i. Однако муссировать далее тему не стоит. Себе дороже. Дело же в том, что Киселев  и раньше особенно не отличался политкорректностью. Мы его должны помнить еще с карабахских событий, когда он в подобной развязной манере передавал репортаж о карабахских пенсионерах, устроивших сидячую забастовку в Степанакерте. Тогда страна Советов не особенно и благоговела к карабахцам, скорее, наоборот. Вот Киселев и передавал свои репортажи в тон такому отношению. То же и сейчас. Поэтому спрос не с Киселева.

Впрочем. спрос и с нас тоже. Умнее надо быть и держать себя с достоинством. Тогда и не будет продемонстрированного московским журналистом такого пренебрежительного менторства.

Что же касается таксиста, то Киселев, надо полагать, не понял: таксист в знак уважения к гостю просто не захотел брать с него денег.




  Рубрика: Культура, Социум
  Последнее обновление: 14/06/2014