0-1

Романа Балаяна нередко называют одним из самых интеллектуальных режиссеров, в фильмах которого на первый план выдвигаются экзистенциальные проблемы. Таким он был в советский период своего творчества, таким же – размышляющим с экрана и умеющим настроить зрителя на философичность, — остался и сегодня, хотя с 1990-х все чаще стал обращаться к теме выживания. Сам же советско-украинский режиссер армянского происхождения, как именует себя Роман Гургенович, о своей кинематографической биографии отзывается несколько иначе. "Своими самыми приличными фильмами я считаю те, которые снял до 1987г. – тогда меня совсем не интересовало мнение критиков о моих работах, — признается Р.Балаян. – После 1987г. я снял еще пять фильмов, и это было ужасное время, ибо мнение критиков не только стало меня трогать, я наполовину соглашался с ним".

Именно поэтому, когда Арутюн Хачатрян обратился к Балаяну с предложением встроить в рамки VIII Ереванского международного фестиваля "Золотой абрикос" ретроспективный показ его фильмов, наш украинский соотечественник выбрал картины периода "безразличия к критикам". Кстати, программа была приурочена к 70-летнему юбилею Романа Балаяна, который режиссер справил в апреле этого года.

Уроженец села Неркин Оратаг Мартакертского района Нагорного Карабаха, Роман Балаян вырос без отца. Погибшего на фронте главу семьи заменила мать, крепкая характером, лихая и в то же время заботливая женщина, которая, по словам режиссера, была убеждена, что ее Рома обязательно станет известной личностью. Роману было 7 лет, когда семья переехала в Грозный. Не знавший ни одного русского слова карабахский мальчишка за год освоил язык во дворе, а потом в школе. Вплоть до 10-го класса Роман был уверен, что станет киноактером, но, проработав года полтора в Степанакертском театре, понял, что это не его призвание. А вот режиссура ему пришлась по душе, и в 1961г. он поступил на режиссерский факультет Ереванского художественно-театрального института.

Р.Балаян был на третьем курсе, когда в Ереван прибыла съемочная группа фильма "В горах Армении" во главе с режиссером Т.Левчуком, которому понадобились актеры, могущие работать в высокогорных районах. Вскоре Роман не только оказался в составе съемочной группы, но и перевелся в Киевский институт театрального искусства им.И.Карпенко-Карого. По окончании института он начал работать на Киевской киностудии им.Довженко, хотя первый свой фильм – "Эффект Ромашкина" — снял на "Мосфильме". "Это был жуткий фильм, — вспоминает Р.Балаян, — и слава богу, что он не вышел на экраны".

Затем были "Каштанка", "Бирюк" и, наконец, "Полеты во сне и наяву" — фильм, который посмотрели 6,5 миллиона зрителей и который позже был отмечен Государственной премией СССР. К моменту выхода на экраны фильма "Храни меня, мой талисман" Роман Балаян был уже достаточно именитым, говоря современным языком, культовым режиссером.

Сегодня в его послужном списке 22 картины, в которых снимались самые популярные актеры советского кинематографа.

— В пяти ваших фильмах играл Олег Янковский. Как вам живется-можется без него?
— Янковский не просто был прекрасным актером, который у меня снимался, он был моим большим другом, приютившим меня в своем доме еще в молодости, когда я был бедным начинающим киношником. С его уходом у меня кончились все интересные замыслы, ведь в моих фильмах все было связано с его органикой, техникой, его лицом. Через него я раскрывал состояние интеллигенции, сегодня же об этом говорить некому, во всяком случае в моих фильмах. Потеря Янковского для меня все равно что ампутация руки. Сейчас его сын уговаривает меня продолжить работу над одним сюжетом – историей о писателе, ослепшем в результате аварии, а через три месяца прозревшем, но увидевшем такое, что пожелал скрыть. Я собираюсь начать эту работу в будущем году, однако как пойдут дела – покажет время.

— Армянин Роман Балаян нередко вызывает удивление у российских коллег прекрасным знанием русской литературной классики, которую он удачно экранизирует. В чем секрет успеха?
— "Бирюк", "Каштанка", "Поцелуй"… Думаю, здесь нет тандема армянский — русский: все мы – христиане, может, в этом и кроется секрет одинаковых взглядов, моральных устоев, жизненных принципов и позиций. Более того, я думаю, что южный человек в северной стране замечает многое, что уже привычно для местного глаза, и может судить об этом интереснее и глубже.

— Кто из режиссеров сыграл заметную роль в вашей творческой биографии?
— На режиссеров моего поколения существенное влияние оказали Бергман, Антониони, Феллини, Тарковский. Во время съемок картины "Полеты во сне и наяву" я даже предложил включить мелодию из фильма "Восемь с половиной",чтобы создать некое феллиниевское настроение, атмосферу. Получилось неплохо. Одним из важных режиссеров и личностей в моей жизни был и Сергей Параджанов, с которым я регулярно общался около шести лет, несмотря на его бесстрашно-легкомысленное поведение, которое рано или поздно должно было привести его к тюрьме и гонениям. Общение с Параджановым, безусловно, помогло мне сформировать особые, нестандартные ориентиры в кино и свой собственный почерк, который никак не пересекается с творчеством самого Маэстро.

— Сейчас вы работаете над фильмом о Сергее Параджанове, расскажите об этом проекте.
— Год назад директор украинской киностудии "Интерфильм" Олена Фетисова предложила мне стать режиссером фильма о Сергее Параджанове. Я отказался, согласившись взять на себя "обязанности тайного режиссера" в этом проекте. Через год мне надоело это состояние, и буквально пять месяцев назад я принял официальный статус креативного продюсера картины, которая называется "Параджанов. Ценитель прекрасного". Начали думать об актерах, и первым, кого она назвала, был Сергей Газаров. Он, конечно, хороший актер, но не Параджанов – у него глаза не те. Тогда я вспомнил своего соотечественника из Франции, актера и режиссера Сержа Аведикяна и предложил его на роль Маэстро. Я не ожидал от Сержа столь серьезного подхода к делу, потому что он всегда производил на меня такое же легкомысленное впечатление, как и я на других: когда меня видят незнакомцы, думают, что я бизнесмен, бабник или дурак (смеется). Насколько он соответствует роли? Нисколько. И слава богу, Серж будет другим. В жизни Параджанов был абсолютным гением. Он кричал об этом, и все ему верили. Интересно, но как человек он был ярче, чем его фильмы. Он был стихийным явлением, и я считал его легализованным сумасшедшим. Серж Аведикян обещал не сыграть, а прожить роль Параджанова. Думаю, проект будет иметь успех. Серж Аведикян выступает в нем и как сорежиссер. Фильм будет снят при участии Украины, Грузии, Армении, Франции и Голландии. Партнером проекта является Ереванский коньячный завод.

— Есть ли в ваших рабочих планах другие проекты?
— Я уже полгода работаю над сценарием, написанным еще в 1990 году. Родился он во время моего пребывания в Париже, когда я поссорился с женщиной, потом долго ходил по вечернему городу, пока не дошел по набережной. Глядя на темные воды Сены, я начал придумывать историю о влюбленном герое, который в этой ситуации подумывает броситься с моста в реку и неожиданно слышит женский голос, уберегший его от глупой затеи. Однажды я рассказал о сценарии под названием "Ангел-хранитель" Геворку Нерсесяну, генеральному директору компании "Парадиз", он предложил снять по нему фильм, как вдруг оказалось, что нечто похожее есть и у Люка Бессона в фильме "Ангел-А". Хотя мой сценарий был написан раньше бессоновской картины, мне пришлось его переписать, но у меня впечатление, что я вряд ли займусь этим проектом.

— Вы – частый гость "Золотого абрикоса", каким вам видится современный армянский кинематограф?
— У армянского кино – особый дух. С современным его состоянием я не очень знаком, хотя болею за молодого режиссера Арама Шахбазяна – у меня большая надежда на него. Хотелось бы посмотреть и другие режиссерские работы армянских авторов.

— О вас часто пишут, что вы обладаете особым феноменом. В чем это выражается?
— Я такого не читал. Думаю, я просто хороший парень.

Магдалина ЗАТИКЯН




  Рубрика: Время. События. Люди, Культура
  Последнее обновление: 16/07/2011