Армения быстро «забыла» о готовом к парафированию соглашении об ассоциации с ЕС и начала работу над вступлением в Таможенный союз (ТС). Для такой корректировки предпочтений понадобилась встреча президентов РФ и Армении Владимира Путина и Сержа Саргсяна. В Ереване часть общественности обвинила власти в предательстве национальных интересов и заговорила о завершении мифа об особенных отношениях России и Армении. Власти Армении, оправдывая решение вступить в ТС, объявили о скором открытии абхазского участка железной дороги, что уже опровергли и Тбилиси, и Сухуми, и утверждают, что разговор с Брюсселем будет продолжен. Но и это не так. Еще одна беседа с еврочиновниками может состояться только по вопросу: в чем причина изменения позиции Еревана? Ответ, конечно, знают и протестующая армянская общественность, и еврочиновники. Неужели кто-то с учетом тех реалий, в которых оказалась Армения, положа руку на сердце, верил, что при необходимости выбора между двумя союзами у Еревана был иной вариант? Через сколько минут в армянских коньяке и минводах, варенье и соках нашлись бы опасные для россиян вещества? А у скольких тысяч мигрантов, работающих в России, оказались бы «неправильные» документы? Качающийся мир в Нагорном Карабахе окреп бы от выбора Армении в пользу ЕС при отказе от ТС? Причины, побудившие Саргсяна объявить о вступлении Армении в ТС, понятны. Непонятен смысл двухлетней эпопеи переговоров с ЕС притом что и Брюссель, и Москва загодя предупреждали о недопустимости одновременного членства в двух альянсах. Ереван разработал, скажем так, облегченный вариант соглашения с ЕС. В нем речь идет лишь о проведении внутренних реформ и создании зоны свободной торговли. Похоже, армянская сторона, однозначно оставляя за Россией вопросы военного сотрудничества и безопасности, отказавшись от обсуждения перспектив вступления в ЕС, надеялась на снисходительность Москвы. И вроде бы что такого, если маленький, не имеющий с РФ общих границ, но стратегический союзник, не получая той помощи от РФ, на которую рассчитывает, начнет решать свои экономические проблемы самостоятельно путем торговли с Европой? Мало этого – пожалуйста, можно создать совместные предприятия, и российская продукция беспрепятственно начнет выходить на еврорынок. Выглядит, кажется, вполне рационально. Эти аргументы могли быть эффективными в одном случае – при определенности с Украиной. И в принципе не столь важно, куда бы смотрел Киев – в сторону ЕС или ТС. Ведь не крохотная Армения является интеграционной целью России, а более «интересные» страны постсоветского пространства. А пока ясности с Украиной нет, то предоставление противникам ее интеграции в ТС козыря в виде ухода Армении равнозначно убийству самой идеи. На вопрос: «Что в ТС хорошего, если почти абсолютно зависящий от России стратегический союзник побежал в другую сторону?» – ответа просто нет. Конечно, достигнутый успех по втягиванию Армении в ТС не может для России являться предметом особенной гордости. Точно так, как не может принести особых вистов, скажем, Бразилии победа ее футбольной сборной над командой гренландских полярников. Но отказаться от такой победы Россия не могла. Она не могла себе позволить такую роскошь даже при полном понимании проблем союзной страны, при осознании неэффективности своей помощи в их решении. Сейчас становится интересным не только то, с каким из альянсов – ЕС или ТС, свяжут себя Украина, Молдавия. Или насколько искренна Грузия, премьер которой не исключил вхождения страны в ТС, если это будет выгодно. Любопытна реакция России на альянс тюркских государств, среди задач которого – создание единого экономического пространства и рынка. Такое решение было объявлено на недавнем саммите в азербайджанской Габале лидерами Турции, Азербайджана, Казахстана, являющимся членом ТС, Киргизии, готовящейся к вступлению в ТС. Публичных заявлений Москвы, не допускающей совмещения членства в торгово-экономических альянсах бывших республик СССР, на этот счет пока не было.

Независимая газета




  Рубрика: Тема
  Последнее обновление: 09/09/2013