IMG_9833

 

 

Шуши – город архитектурных памятников. Правда – разрушенных. Отсюда и задача – восстановить их. Конечно, все восстановить не удастся. Причины тут разные. Скажем. потерян проект здания. Или: нет соответствующих средств для этого. Или: какой смысл восстанавливать, если нет идеи дальнейшей эксплуатации.

Но когда идея есть, и когда находятся для этого финансовые средства, тогда другое дело. Тогда появляется в городе красивое здание с красивым фасадом и приведенным в надлежащий вид внутренним интерьером.

Одно из таких зданий-памятников архитектуры прошлого – это бывшая типография Армянской духовной инспекции. Сегодня она превращена усилиями местных архитекторов и строителей в Центр искусств.

IMG_9833

 

История появления в Шуши этого архитектурного памятника исходит к началу аж позапрошлого века. Тогда, а именно в 1821 году Базельским евангелическим обществом было подано прошение правительству Российской империи «с целью распространения в том крае (Закавказье – ред.) между язычниками и мухаммеданами ведение слова Божья».

В том же году царь Александр I на прошение о проведении миссионерской работы среди местного нехристианского населения дал «всемилостивейшее разрешение». В Закавказье стали прибывать первые миссионеры, и среди них – Фелициан Заремба и Август Дитрих. С 1823 года, утвердившись в Шуши, они сосредоточили свою деятельность преимущественно в сфере образования. Уже в 1827 году в Шуши на приобретенных ими в собственность земельных участках они построили гимназию и типографию. Миссионеры к тому же наладили тесную связь с местной интеллигенцией и духовными кругами. Они выучили армянский язык и даже карабахский диалект армянского языка.

Поначалу все как-будто складывалось удачно – и для самих миссионеров, и для местного армянского населения. Ведь в гимназии учили армянский язык, читали Евангелие, делали переводы с древнеармянского (грабара) на современный армянский язык и наоборот. Выпускники гимназии уже сами открывали маленькие городские и сельские школы. Так, на тот период две из пяти школ находились в Шуши, три – в селах, в каждой из них учились от 20 до 30 учеников. Известный историк Лео, комментируя образовательную деятельность проповедников-протестантов, отмечал, что «…европейские миссионеры давали молодому армянскому поколению образование, которое, будучи религиозным, одновременно представляло собой очень красивое воспитательное новшество». Более того, Лео положительно оценивает начатое евангелистами «дело народного образования», считая, что «в этом смысле Шушинская «лэмесин школ» (немецкая школа) была похожа на Тифлисскую Нерсисяновскую школу, учредитель которой еще раньше почувствовал необходимость народного образования и открыл школу для всех слоев общества».

Через год после открытия школы число учеников достигло 130.

В типографии, учрежденной вместе со школой, издавалась религиозная литература. Литература на армянском языке издавалась Базельским обществом и в Москве. В целом в Шуши и Москве миссионеры издали 11679 экземпляров книг на армянском, 728 – на персидском, 147 – на турецком и 100 – на еврейском языках. На армянских книгах всегда указывались имена действующего католикоса и разрешившего издание книги начальства.

Но почему швейцарские миссионеры сосредоточили все свое проповедническое внимание на армянском наслении, в то время как их основной целью было верообращение язычников и мусульман, среди христиан же она должна была ограничиваться распространением Священного Писания?

Ответ на это они дают сами: «Хотя мы были намерены в первые несколько лет особое внимание уделять распространению слова Божия только среди армян и учредить для них гимназии, наша истинная цель – проповедовать в будущем евангелие спасителя мира Иисуса Христа преимущественно мусульманам». И что же? А то, что базельские проповедники-евангелисты, открыв школу, планировали в дальнейшем привлечь местных армянских выпускников к делу проповедования Евангелия среди мусульман.

Затея, как видим, оказалась бесполезной. Знай миссионеры пушкинские слова, что «в одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань», написанные им примерно в том же году, когда миссионеры начали свою деятельность в Шуши, возможно они и персмотрели бы свою концепцию проповедничества. Но случилось то, что случилось. Афоризм Гете «Ошибки той глупей не может быть: устроив торжество, виновника позвать забыть» уж очень точно определяет дальнейшую неудачу базельских миссионеров.

Азербайджанские историки, как всегда искажая и подтасовывая факты, по данному поводу выдвигают иную, выгодную для себя, версию провала миссионерской деятельности протестантских проповедников. В одной из монографий можно прочесть, что «население города (Шуши – ред.) полностью (курсив наш –ред.) состояло из мусульман, поэтому планы миссионеров относительно распространения среди них христианского учения встретили сопротивление и не увенчались успехом. В результате в 1837 году их миссионерская деятельность в Шуше была упразднена».

В действительности же, деятельность их, носящая не только образовательный характер, но и распространение духовной литературы, в конце концов, привела к тому, что армянское духовенство начало отрицательно относиться к протестантским проповедникам. Позицию священослужителй Армянской Апостольской Церкви поддержал главноуправляющий на Кавказе, генерал-адъютант барон Григорий Владимирович Розен (1781-1841). Свою точку зрения, изложенную в письме министру внутренних дел, Розен аргументировал тем, что проповедники сосредоточили свое внимание исключительно на армянах, в то же время ни один мусульманин не стал христианином.

На основании этого заявления правительство приняло решение – запретить Базельским проповедникам заниматься миссионерской деятельностью. Было запрещено также принимать армянскую молодежь в школы миссионеров. В результате в 1837 году миссионеры, продав свои заведения в Шуши, покинули город.

Однако дело их, все-таки, имело продолжение.

Тигран Ганаланян, эксперт Арменоведческого центра НОФ «Нораванк» в своей статье «Деятельность армян-евангелистов в Арцахе» дает развернутую картину дальнейшего (после прекращения миссии Базельских проповедников) формирования армянского евангеличества в Арцахе и последующих перипетий в деятельности армян-евангелистов.

В вышеприведенном тексте мы в основном ссылались на отдельные места из упомянутой статьи. Взяв известный грех на душу, мы, тем не менее, продолжим ссылаться на исследование Т.Ганаланяна, местами пересказывая его своими словами.

«… После ухода базельских протестантских миссионеров из Шуши, — пишет Т. Ганаланян, — местные армяне-евангелисты попытались собственными силами регулировать жизнь общины». В 1860-х годах в Шуши было 28 домов протестантов. В дальнейшем, вплоть до 1880-х годов, их число возросло — в Шуши было уже около ста семей армян-евангелистов. В 1865 году, окончив учебу в Базельской богословской гимназии, шушинский евангелический деятель Абрам Амирханян вернулся в родной город и открыл там школу. Однако школа просуществовала недолго. В июле 1885г. в Шуши начался наделавший много шума в прессе судебный процесс по поводу споров и столкновений, возникших между армянами-адептами ААЦ и евангелистами Шуши. По материалам судебного процесса для 15-ти семей, обращенных в протестантство, религиозные обряды продолжали проводить служители Армянской Апостольской церкви. В конце концов отношения между армянами-евангелистами и армянами-адептами ААЦ еще больше обострились. Среди евангелистов стала муссироваться активно идея отделения от ААЦ, для реализации которой они и обратились в правительство. Однако предстоятель епархии запретил проводить обряды для протестантов. В 1889 году армяне-протестанты разделились на две группы – крещенцы и евангелисты, и уже через год в Шуши открылась первая крещенская церковь. С этого же времени большой размах получила миграция армян-протестантов Арцаха в Баку, что, в свою очередь, способствовало усилению армянской евангелической общины Баку.

Т.Ганаланян пишет, что «распространение протестантства в находящемся в составе Российской империи Арцахе было обусловлено также процессами, происходящими в духовной жизни всего государства». В Российской империи этого периода (конец XIX – начало XX веков) протестантство и, в частности, лютеранство имели большое распространение. Так, по данным состоявшейся в 1897 году первой всероссийской переписи населения, число адептов лютеранства достигало более трех с половиной миллионов, при общей численности населения империи — свыше 125 млн. человек.

Известно, каким образом события первых двух десятилетий XX века сказались на судьбе армян. Разделяя судьбу всего армянства, армяне-евангелисты Арцаха также подверглись гонениям, в результате чего общинная жизнь ослабла. Затем грянули смутные времена –, Февральская революция, Октябрьский переворот, распад Российской империи… О деятельности армянской протестантской общины Арцаха в этот период и далее — после советизации Закавказья мало, что известно. Это и понятно. «С одной стороны, — отмечает Т.Ганаланян, — армяне-евангелисты на всей территории СССР подвергались давлению антирелигиозной общегосударственной политики, с другой — находясь в составе Азербайджанской ССР, армяне-евангелисты Арцаха (как и все местное армянство) подвергались гонениям».

Деятельность армян-евангелистов в Арцахе вновь возобновилась только с началом Арцахского движения и во время национально-освободительной войны. Огромную помощь оказавшемуся в тяжелой ситуации Арцаху, провозгласившему независимость,

оказала благотворительная деятельность армянских евангелических структур, в частности, Армянской евангелической ассоциации Америки (АЕАА). Она охватила, в основном, образовательную, духовную, культурную, здравоохранительную сферы. Уже в послевоенные годы в школах стали действовать кружки по рисованию, пению, музыки и рукоделию, проводиться дополнительные занятия по армянскому и иностранным языкам. Ассоциация содействовала изданию учебников, раздала большое количество христианской литературы. АЕАА взяла на себя опеку над десятками многодетных семей в Степанакерте, Шуши и Аскеране.

В окрестностях реки Каркар армянами-евангелистами были организованы лагеря отдыха для поствоенной реабилитации, в которых только в 1996-1998 годах побывало 2000 детей. Строительные работы осуществила молодежная волонтерская группа армянских евангелических церквей США и Канады.

В июле 1998 года, в связи с 80-летием АЕАА, в Арцахе открылся новый офис, на который по словам исполнительного директора АЕАА Мовсеса Чанпазяна возлагалась задача «стать очагом христианской службы, христианского свидетельства», дабы своей миссией подтвердить, что «Арцах – армянский и останется армянским, и в Арцахе должны быть сделаны разного рода инвестиции».

И действительно, усилиями ассоциации было улучшено водоснабжение села Кичан Мартакертского района, был открыт новый сельский медпункт. В 2003 году завершились работы по улучшению водоснабжения села Хачен Аскеранского района.

Разумеется не был забыт и Шуши. Освобожденный город также был охвачен со стороны АЕАА активной благотворительной деятельностью.

Миссия АЕАА была по достоинству оценена и руководством Арцаха. Отмечая в 2005 году десятилетие деятельности Армянской евангелической ассоциации в НКР, президент Аркадий Гукасян высоко оценил огромный вклад Ассоциации, особо подчеркнув ее усилия «в деле преодоления проблем, стоящих перед нашим здравоохранением». В 2008 году уже по случаю 90-летия АЕАА премьер-министр НКР Ара Арутюнян направил представителю АЕАА в РА и НКР Рене Левоняну поздравительное послание, в котором, поблагодарив за «проармянские инициативы», ощутимые также и в Арцахе, выразил уверенность, что «отныне установится более активное взаимное сотрудничество» между Ассоциацией и правительством НКР для решения «ряда жизненно важных вопросов».

В сентябре 2011 года состоялась встреча президента НКР Бако Саакяна с делегацией АЕАА, на которой обсуждались достигнутые успехи и ближайшие планы работ. В ноябре того же года Бако Саакян посетил центр АЕАА в Нью-Джерси, где встретился с исполнительным директором АЕАА Левоном Филяном и другими руководителями Ассоциации. Обсуждая осуществляемые в Арцахе программы, президент Саакян отметил вклад Ассоциации в формирование сети дошкольного образования в Арцахе.

Примечательно и во многом, принимая во внимание приметы нового времени, символично, что во встрече участвовал также предводитель Арцахской епархии Армянской Апостольской церкви архиепископ Паргев Мартиросян.

Данное обстоятельство можно только приветствовать. Дело ведь не только в том, что структуры армян-евангелистов преимущественно нацелены на решение образовательных, социальных и экономических задач Арцаха, то есть на решение общенациональных проблем. Отсюда становится очевидно, что конфессиональное различие в данном случае не имеет значения. Поэтому дело еще и в том, что это обстоятельство может положительно сказаться также на сближении Армянской Апостольской и Армянской Евангелической церквей.

Тема эта, понятно, выходит за рамки настоящего обзора. Вместе с тем, не вызывает сомнений то, что для наиболее эффективного решения стратегических задач Армянства существенное значение может иметь активное сотрудничество АЕАА с Армянской Апостольской церковью и, в частности, с Арцахской епархией ААЦ.

Тем более, что в Арцахе армяне-евангелисты, являясь неотъемлемой частью Армянства, разворачивают активную деятельность на национальном поле, вовлекая в эту деятельность не только местные армянские евангелические структуры, но и иные структуры РА и Диаспоры. А это, в свою очередь, не может не способствовать укреплению сотрудничества по триединой формуле Армения — Арцах – Диаспора.

А теперь немного статистики, приведенной в статье Т.Ганаланяна.

Сегодня в Арцахе действуют 13 евангелических структур. Единственная армянская евангелическая церковь находится в столице НКР Степанакерте. Офисы АЕАА действуют в Шуши, Степанакерте и Аскеране. В Степанакерте, Шуши, Аскеране, Гадруте и Мартакерте действуют также армянские евангелические детские сады. Кроме того, в Степанакерте и Шуши действуют два лагеря, а в Шуши – армянская евангелическая библиотека. Центрами армянского евангеличества в Арцахе являются Шуши и Степанакерт. Помимо Шуши и Степанакерта, армянские евангелические структуры действуют также в одноименных областных центрах Гадрутского и Мартакертского районов. Общая численность армян-евангелистов Арцаха по приблизительным подсчетам составляет 200 человек.

Однако мы еще ничего не сказали о судьбе самой типографии, с которой начали наш экскурс в историю становления евангельских христиан в Шуши. Так вот, после запрета на деятельность Базельского евангелического общества, их имущество было вынесено на распродажу. В том числе и типография. Ее выкупил митрополит Багдасар Гасан-Джалалян. В 1959 году по просьбе митрополита некий московский армянин-богач дарит типографии печатный станок и комплект армянских печатных литер. Через два года он же выкупает типографию, переименнованую ранее в «Типографию св.Эчмиадзина». Вскоре по просьбе одного из попечителей типографии новый хозяин передает ее Шушинской приходской школе. Однако сей благородный жест имел недолгую жизнь. В 1884 году царское правительство закрывает приходские школы, и все затраты на типографию вынужденно ложатся на Арцахскую епархию ААЦ. Типографию вновь переименовывают – теперь она называется «Типографией Армянской духовной инспекции».

Ее плодотворная деятельность прерывается в 1920 году, когда резня и грабеж со стороны турков вынуждают армян Шуши покинуть город. Имущество типографии также подвергается грабежу, а само здание предается огню. В начале 50-х годов прошлого века здание типографии по решению Азербайджанского правительства перестраивается под жилой дом. Во время боев за освобождение Шуши от засевших там азербайджанских бандформирований, обстреливающих из артиллерийских орудий Степанакерт и окрестные армянские села, здание это вновь сильно пострадало. Говорят, что отступая азербайджанцы, дабы не оставлять армянам недвижимое имущество, сознательно, как могло, его разрушало. От здания бывшей типографии, как видно на снимке, остались одни голые стены, снести которых бывшим хозяевам было бы не под силу.

Так и стояло бы здание, сиротливо дожидаясь помощи для восстановления, если бы в 2007 году по решению правительства НКР оно не было бы предоставлено для спонсирования московским предпринимателям арцахского происхождения – семье Саркисян. Она и вдохнула в стариное здание новую жизнь. В октябре 2012 года, когда реконструкция здания была полностью завершена, бывшая типография базельских евангелистов получила новую для себя роль – «Центра искусств Шуши». Роль эта заключается в том, чтобы способствовать инвестированию в Шуши художественных и культурных ценностей, формированию художественной среды, культурному обмену с соответствующими организациями Армении и стран зарубежья.

Уже 5 октября 2012 года Центр открыл свои двери первому для себя крупному международному проекту – фестивалю современного искусства «Шуши арт-прожект». После чего последовали еще три выставки. Одна из них, удостоенная спонсорского поощрения семьи Саркисян, была организована в честь 25-летия Карабахского движения как выставка работ юных дарований Арцаха.

Несмотря на проявленные инициативы, официальное открытие Центра состоялось 3 мая 2013 года. Оно было отмечено еще одним культурным событием в жизни Шуши: в этот день в Центре открылась персональная выставка работ известного скульптора, имеющего звание народного художника еще со времен СССР, ныне действительного члена Российской Академии художеств, профессора Николая Никогосяна. Выставка была к тому же приурочена к 95-летнему юбилею Мастера.

На боковой стене у входа в Центр висит немалого размера плакат-разъяснение. Авторы текста Лилит Саркисян и Ашот Арутюнян, обобщая историческую справку о создании Центра, пишут: «Многочисленные памятники архитектуры Шуши – свидетели и хранители исторической памяти. Большая часть их находится в аварийном состоянии. Между тем, восстановление и сохранение исторической архитектуры города имеет не только культурное, но и стратегическое значение. Решение этой задачи невозможно без частных инвестиций».

IMG_9910

IMG_9883

IMG_9947




  Рубрика: Культура, Сегодня, Социум
  Последнее обновление: 25/05/2013