Решение президента США Дональда Трампа о признании Голанских высот частью Израиля вызвало большой ажиотаж как в политической сфере, так и в новостных и экспертных кругах. В то время как премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, сделав из этого лозунг, идет на выборы, а Трамп с тем же лозунгом стучится в двери еврейских лоббистских организаций, действующих в США, мир думает о политических последствиях этого решения не только на Ближнем Востоке, но и в других горячих точках. На фоне этого неудивительно, что армянские эксперты, в свою очередь, пытаются понять, чем такое признание лидером США оккупированных Израилем сирийских территорий обернется в урегулировании азербайджано-арцахского конфликта.

Следует отметить, что энтузиазм в нашем информационном поле очень высок. Все говорят о прецедентах, утверждая, что международное право вступает в новую стадию развития, и теперь безопасность превалирует над всеми другими принципами и так далее. При этом, в этой суматохе как-то игнорируется тот факт, что решение Трампа — это еще не основание для международного права и уж тем более — не истина в последней инстанции. Но это воодушевление, возможно, обусловлено тем фактом, что большое количество армянских экспертов настолько поглощено американскими взглядами, что для них непоколебимой истиной являются не только слова Трампа, но и любого сенатора, и даже более или менее известного американского журналиста, усомниться в которых — смертный грех, ведущий напрямую к вратам ада. Конечно, их оценкам не следует уделять много внимания, но нельзя позволить этой суматохе затуманить сознание граждан и особенно лиц, принимающих решения. Поэтому я хотел бы кратко обратиться к некоторым вопросам, которые, на мой взгляд, могут помочь нашим соотечественникам правильно сориентироваться в сложившейся ситуации.

Сначала поговорим о так называемом прецеденте. Многие сегодня настаивают на том, что решение Трампа о передаче Голанских высот Израилю позволяет армянской стороне провозгласить Арцах частью Республики Армения, ссылаясь на те же формулировки, что и лидеры США и Израиля. Последние, по сути, ставят понятие «зоны безопасности» выше принципа территориальной целостности и, на этой основе, считают оккупацию сирийских территорий Израилем легитимной. Давайте попробуем понять экспертов, считающих это решение Вашингтона и Тель-Авива хорошим прецедентом для нас, и спросим себя: были ли одинаковыми предпосылки, причины, цели и формы оккупации сирийских территорий Израилем в 1967-м году и освобождения Арцаха в начале девяностых? Вы видите какое-либо сходство? Я — нет. И о каком прецеденте мы тогда говорим? Мы хотим сказать, что Армения оккупировала территории Азербайджана так же, как Израиль – сирийские? Сказать так и подождать лет этак 50, пока один из президентов США, который постоянно выступает против международного права и общественного мнения, признает нашу «оккупацию» законной. Конечно, это не серьезно.

Я даже не говорю, что так называемый »прецедент» никогда и нигде не был реальным прецедентом. Иначе, почему не сработал, например, прецедент Косово для Арцаха? Или Абхазии и Южной Осетии? А Крым … Давайте не будем забывать, что на момент создания в ООН было 51 государство, а теперь 193. Соответственно, если копнуть поглубже, у нас есть 142 «прецедента», и если конфликты было бы решать на основе прецедентов, то Арцахский вопрос был бы решен давно. Ничего подобного. Все мы понимаем, что решения этой, важной для нас, проблемы находятся в других измерениях и имеют другие формы.

Второе важное обстоятельство, о котором я хочу сказать, относится именно к международному праву. Понимаете, сегодня Трамп с высоты своего трона плюет на это право, а армянские эксперты стоят под ним и аплодируют. Возможно, они думают, что принцип территориальной целостности является нормой международного права, которая мешает нам в вопросе Арцаха. Но так ли это? Конечно нет. Каким бы деликатным не был этот вопрос, не думаю, что он настолько сложен, чтобы наши эксперты не могли понять его сути. Они должны знать, что армянская сторона никогда не оспаривала территориальную целостность Азербайджанской Республики. По той простой причине, что Республика Арцах никогда не была частью Азербайджана. Есть много исследований и материалов на эту тему. Я бы посоветовал тем, кому интересно, и особенно тем, кто не знает, прочитать их.

Между тем ряд других норм международного права выгоден армянской стороне. Благодаря им два армянских государства решают очень много проблем. В том числе вопросы, имеющие жизненно важное значение. Именно под влиянием принципов и духа этого права, официальный Ереван имеет возможность сдерживить агрессию Турции по отношению к Армении. То же самое право на годы приостановило желание Азербайджана начать новую широкомасштабную войну. Это право донесло наш голос до самых высоких трибун, и заставило правителей сверхдержав учитывать интересы Армении. Есть и много других вещей, которые нам позволило это право. О них даже нет смысла говорить. Поэтому нельзя ломать ветку, на которой сидишь. Необходимо понимать, что наша позиция в области права очень сильна. Понимать и действовать.

И последнее, самое важное. Знаете ли вы, что может быть самой надежной основой безопасности, процветания и долговечности Армении (естественно, включая Арцах)? Скажу — принцип не быть сукиными детьми. Это не сложно. Принцип, который требует честности и мужества, который предписывает не предавать интересы союзников и друзей. Никогда не предавать. Не заменять их некоторыми «прецедентами» и желанием ловить рыбу в мутной воде. Встать и объявить, что Голанские высоты являются неотъемлемой частью Сирии. Крым — это Россия, Абхазия и Осетия — независимые государства, а Косово — оккупированная родина сербов. И вот тогда, когда мы это сделаем, Арцахская проблема также получит свое решение. Вот это будет прецедент для нас. Да еще какой прецедент!

 

Грант МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

voskanapat.info




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 30/03/2019