Издание The Guardian анонсировало книгу «Мистер 5 процентов: много жизней Галуста Гюлбекяна, богатейшего человека в мире», автором которой является Джонатан Конлин.
«Чему может научить современный мир родившийся в Османской империи этнический армянин?», — задается вопросом издание. Ответ на него должна дать новая книга.
Гюльбенкян видел нефтяные скважины лишь однажды в Баку, будучи 19-летним выпускником Королевского колледжа, но он очень быстро оценил важность нефти имеждународную конкуренцию за нее. Он объединил отличные связи на Ближнем Востоке с навыками, которые приобрел в качестве предпринимателя в лондонском Сити, и получил 5%-ю долю всей обнаруженной в азиатской части Османской империи нефти. «Когда соглашение было подписано накануне Первой мировой войны, его доля не выглядела такой уж большой, но он десятилетиями боролся за нее, и к 1950-м годам зарабатывал шиллинг на каждый фунт, получаемый частью самых богатых месторождений в мире», — сообщает издание, отмечая, что его состояние к моменту смерти на сегодняшний день оценивалось бы почти в 5 млрд. фунтов стерлингов.
Отмечается, что в какой-то момент он воспользовался нехваткой капитала у молодого Советского Союза, чтобы сформировать ядро коллекции произведений искусства мирового класса.
«Из-за его умения вести переговоры в Эрмитаже не хватает нескольких картин Рембрандта, — пишет The Guardian.
Издание называет Гюльбенкяна ярким образцом ранней эпохи глобализации.
«До 1939 года, когда деньги беспрепятственно текли по всему миру, влиятельные люди могли получать прибыль там, где им было удобно, и уклоняться от законов так, как считали нужным. Как объяснила дочь Гюльбенкяна Рита, с которой у него сложились более чем сложные отношения: «законы созданы для всех, кроме нас», — пишет The Guardian.

Отмечается, что Гюльбенкян был похож на современных олигархов своими связями на высшем уровне по всему миру, безграничными амбициями, детьми, учащимися в школах Англии, и бизнес-интересами в офшорах.
«Он держал свой портфель акций и бондов в Лихтенштейне. А это означает, что в 1931 году Гюльбенкян заплатил лишь 100 швейцарских франков за активы, оцениваемые в 4,6 млн. фунтов стерлингов», — пишет The Guardian.
После второй Мировой войны, когда был введен контроль за движением капитала и страны пытались восстановить свою экономику, толерантность к уклоняющимся от налогов налогоплательщикам снизилась, поэтому Гюльбенкян обосновался в Португалии, не желая рисковать.

«Он интересовался идеей создания художественных галерей в Лондоне и США, но был обеспокоен налоговыми последствиями посещения обеих стран, и, в конце концов, Фонд Гюльбенкяна остался в Португалии. В настоящее время это один из крупнейших источников благотворительных пожертвований в Европе, а «Гюльбенкян» является крупнейшей лиссабонской художественной галереей», — пишет издание.

 

newsarmenia.am




  Рубрика: Время. События. Люди, Медиа, Новости
  Последнее обновление: 08/01/2019