Целый день потребовался на то, чтобы разрешилась судебная интрига, связанная с Робертом Кочаряном. Это один тех исключительных случаев, когда общественные настроения и логика следствия абсолютно гармоничны.

Для Армении возникла совершенно новая ситуация, к которой мы еще должны адаптироваться: Третья республика не имеет прецедента, когда в статусе обвиняемого, а тем более под стражей оказался бывший глава государства. Прецедент Кочаряна очень важен для формирования новой культуры госуправления, изменения искаженных представлений общества о власти. Наконец должна быть закреплена, стать необратимой та общественная позиция, что власть – это ответственность, служба, а злоупотребление ею может привести даже к уголовным последствиям. Новые реалии предполагают современные, креативные формулы отношений власть-общество, на пути становления которых ключевая, важная роль отведена избирательным институтам.

Роберт Кочарян арестован в контексте обвинения в свержении конституционного строя: именно это в настоящее время является, так сказать, основной, магистральной версией дела 1 Марта. Если расследование дела 1 Марта и судебный процесс будут проходить именно по этому сценарию, то получается, что власть Сержа Саргсяна на протяжении 10 лет действовала вне поля легитимности, потому что Роберт Кочарян передал власть своему преемнику посредством свержения конституционного строя. Эта логика делает почти неизбежным привлечение Сержа Саргсяна в деле 1 Марта: третий президент не мог независимо от своей воли стать первым лицом власти, сформированной за полями Конституции – без действенного, активного участия в этом процессе, тем более, что именно он был основным субъектом избирательного процесса и тогдашним премьер-министром.

Но по этой же логике, антиконституционна не только власть Сержа Саргсяна, но и первый и второй сроки президентства Роберта Кочаряна. На президентских выборах 1998 года Роберт Кочарян не имел права баллотироваться: Конституция устанавливала определенный ценз гражданства и проживания в стране, требованиям которого он не удовлетворял. Президентские выборы 1998 года были не легитимными – даже независимо от своих результатов: в них участвовал кандидат, который не имел на это права. 20 лет назад Роберт Кочарян фактически узурпировал власть.

Даже если посчитаем, что на выборах в 2003 году Роберт Кочарян и одержал победу, то Конституционный суд признал его победу с условием, потребовав через год провести в стране референдум доверия. В апреле 2004 года Кочарян не только не провел референдум, но также 12 апреля полиция применила грубую силу против демонстрантов, требующих его проведения, захватила офисы трех основных оппозиционных партий страны и лишила свободы более десятка оппозиционных деятелей. После этих действий власть Роберта Кочаряна полностью утратила свою политическую и правовую легитимность.

А если очередь дойдет до полноценного и всеобъемлющего раскрытия преступления 27 Октября, то объем вины Кочаряна существенно увеличится: все факты свидетельствуют о том, что он является соучастником в организации террористического акта в парламенте, следовательно:

Властью в Армении завладел посредством теракта, государственного переворота.

Армения, фактически, на протяжении 20 лет жила в антиконституционном режиме, находясь в когтях режима криминальной олигархии. Это сегодня обосновывается не только на политическом уровне, но и на уровне правовых оценок.

Арест Роберта Кочаряна – та символическая черта, по ту сторону которой остается антиконституционное, криминальное мышление, создавая в Армении политические, институциональные основы для формирования власти нового качества.

 

Саргис Арцруни

ru.1in.am




  Рубрика: Медиа, Новости, Политика, Социум, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 28/07/2018