Еще две недели, и 2017 год станет достоянием истории. Как можно оценить его с точки зрения урегулирования карабахского конфликта? Достигнуты ли цели, продекларированные в начале года австрийским председательством ОБСЕ? Напомним, что глава МИД Австрии Себастьян Курц, в порядке ротации принявший должность Действующего председателя ОБСЕ от Германии, выделил три ключевые проблемы, которые должна была решить ОБСЕ в 2017 году — запутанные кризисы и конфликты, отсутствие взаимного доверия между участниками организации и возрастающая радикализация и экстремизм. Разумеется, в числе конфликтов он не обошел вниманием азербайджано-карабахский, подчеркнув, что ОБСЕ не ослабит своих усилий и продолжит поиск путей мирного его урегулирования. На данном аспекте деятельности австрийского председательства мы и остановимся.

Обращает на себя внимание отсутствие громких заявлений относительно прорывных решений, чем в прежние годы грешили многие из предшественников Себастьяна Курца на посту Действующего председателя ОБСЕ, в отличие от которых он не стал брать на себя завышенных обязательств. Думается, подобная его сдержанность в оценках перспектив карабахского урегулирования обусловлена объективным восприятием реалий, и прежде всего – тем негативным влиянием, которое оказала на процесс урегулирования война, инициированная Азербайджаном в апреле 2016 года. Отнюдь не случайно, что в качестве приоритетов австрийского сопредседательства Себастьян Курц определил укрепление мирного процесса и продвижение переговоров. «Мы должны планировать мир сейчас и не допустить возвращения войны со всеми ее ужасными последствиями», — заявил Курц, особо отметив, что военного решения нагорно-карабахского конфликта не существует.

Если исходить сугубо из пацифистских соображений, то главным итогом уходящего года можно считать тот факт, что по сравнению с 2016-ым он оказался относительно мирным и прошел без возобновления широкомасштабных военных действий, хотя Азербайджан нарушений режима перемирия не прекращал. «Относительно мирным» — потому что по обе стороны линии соприкосновения все же гибли люди… На вопрос о том, заносить ли недопущение новой войны в актив Вены или сопредседателей Минской группы ОБСЕ, однозначно не ответишь. Не желая принижать заслуги посредников, предпринимавших усилия для сохранения мира и стабильности, все же считаем нужным отметить, что главной силой, сдерживающей агрессивный милитаризм Азербайджана, выступала и выступает Армия обороны НКР.

Но вот что можно занести в пассив австрийского председательства ОБСЕ, так это неудачу с имплементацией венских и санкт-петербургских договоренностей прошлого года, предусматривающих практические шаги по расширению офиса Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ и внедрению механизма расследования случаев нарушений режима прекращения огня. А ведь Себастьян Курц в начале года продекларировал, что «председательство ОБСЕ готово внести свой вклад в усилия сторон по дальнейшему продвижению и реализации договоренностей, достигнутых на саммитах в Вене и Санкт-Петербурге в 2016 году». К сожалению, добиться успеха не удалось. Но можно ли в отсутствии результата винить Вену? Если подойти к проблеме объективно, то вина здесь всецело лежит на азербайджанской стороне.

Говорить, по примеру Себастьяна Курца, об усилиях сторон, по меньшей мере, некорректно, поскольку усилия Азербайджана совершенно иного толка – они направлены на блокирование мер по реализации венских и санкт-петербургских договоренностей. Более того, если говорить о процессе урегулирования в целом, в котором пока нет ощутимого прогресса, то и здесь корень зла следует искать в позиции официального Баку. Он продолжает придерживаться селективного подхода, настаивая на разрешении конфликта сугубо на основе ими же привязанного к собственным интересам принципа территориальной целостности, игнорируя два других известных принципа — право на самоопределение и неприменение силы или угрозы силой. Надо сказать, такой подход бесперспективен, так как международными посредниками неоднократно подтверждалась неизменность трех этих принципов, на основе которых следует решать проблему. В этой связи важно отметить, что и в своем заявлении от 7 декабря, принятом по итогам заседания  Совета министров иностранных дел ОБСЕ в Вене, главы делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ отметили, что «мы по-прежнему едины в нашем стремлении оказывать посредническое содействие в мирном урегулирования нагорно-карабахского конфликта на базе основополагающих принципов Хельсинкского Заключительного акта, в том числе неприменения силы или угрозы ее применения, уважения территориальной целостности, равноправия и права народов на самоопределение». В заявлении содержится также настоятельный призыв принять проект предложения ОБСЕ по расширению миссии Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ.

Резюмируя, можно сказать, что в 2017 году удалось избежать серьезной эскалации конфликта и придать определенную динамику процессу урегулирования на уровне глав МИД Армении и Азербайджана, а также возобновить контакты президентов обеих стран, встреча которых после долгого перерыва состоялась16 октября в Женеве под эгидой сопредседателей Минской группы. Тем не менее, это нельзя считать полноценными переговорами, тем более если учесть, что в них не принимает участия основная сторона конфликта – Республика Арцах.

В 2018 году эстафету председательства в ОБСЕ от Австрии примет Италия. Удастся ли Риму переломить ситуацию, а еще точнее – неуступчивую позицию Азербайджана? Поживем – увидим.




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 15/12/2017