«Наш уважаемый президент 13 ноября отправится в Сочи для встречи с господином Путиным». Об этом со слащавостью и подобострастием, присущими восточному этикету, сообщил в понедельник РИА «Новости» представитель пресс-службы президента Турции Эрдогана. Можно было бы не обратить внимания на это сообщение, поскольку в контексте так называемой нормализации российско-турецких отношений, переживших острый кризис после того, как в небе над Сирией турецким истребителем был сбит бомбардировщик военно-космических сил России, подобных встреч на высшем уровне состоялось уже немало. Однако в предстоящий саммит глав России и Турции определенную интригу внес сам «уважаемый президент», который и анонсировал встречу. Дело в том, что возвращаясь из Баку в Турцию, Эрдоган на борту самолета сообщил журналистам, что «в духе солидарности с Азербайджаном» намерен на предстоящей встрече с президентом России Путиным лично обсудить карабахскую проблему. При этом заявил, что «если Путин действительно сосредоточится на этом вопросе, он будет легко решен».

Честно говоря, едва ли можно всерьез отнестись к этому самонадеянному заявлению Эрдогана, однако почему-то многие СМИ, и прежде всего армянские, стали активно его комментировать, обсуждая возможные последствия «российско-турецких переговоров по Карабаху». Во-первых, проблема не столь проста, чтобы по-эрдогановски отнести ее к разряду легко решаемых. Во-вторых, Турция, даже будучи членом Минской группы ОБСЕ, не имеет никакого морального права быть посредником в процессе карабахского урегулирования. Если глубоко разобраться, то и юридического. Ведь Анкара не может быть беспристрастным, объективным посредником, так как она в период и первой (1991-94гг.), и второй (апрель 2016г) войн активно вооружала Азербайджан и «делегировала» для участия в обеих войнах турецких военнослужащих и наемников. Позиция Армении и Арцаха по вопросу посредничества Турции хорошо известна – если она желает помочь процессу урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, пусть держится от него как можно подальше. Поскольку очевидно, какого решения добивается Анкара – только и только по сценарию Баку.

Не секрет, что Азербайджан всегда пытался помимо военной сферы использовать Турцию в качестве тяжелой артиллерии также в процессе политического урегулирования конфликта с целью его разрешения в свою пользу. Скорее всего, обсудить проблему в Сочи с Путиным Эрдогана «надоумил» Алиев во время их последней встречи в Баку. Тем более что повестка предстоящих сочинских переговоров наверняка содержит спектр региональных и геополитических вопросов, в частности, ситуация в Сирии, противоречия России и Турции с Соединенными Штатами, которые с точки зрения Москвы и Анкары представляют для них на сегодня сравнительно большую актуальность, чем карабахская проблема. Поэтому можно предположить, что за нынешней «карабахской» инициативой президента Турции просматривается очередная попытка Азербайджана вывести процесс урегулирования за формат Минской группы, изменения которого он добивается давно. Однако можно смело утверждать, что попытка эта изначально бесперспективна. Москва на это не пойдет по ряду причин, считая такое изменение нецелесообразным.

В свое время глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что «будет правильным не пытаться подрывать роль сопредседателей Минской группы ОБСЕ и не пытаться растворять эту роль, те наработки, которые имеют очень важное значение и были достигнуты сопредседателями в контактах со сторонами за последние почти 10 лет». По его словам, любые идеи вывести эти усилия за рамки российско-американо-французской работы сопредседателей будут, наверное, использоваться теми, кто хотел бы процесс урегулирования если не сорвать совсем, то серьезно осложнить и затруднить. (Не Азербайджан ли с Турцией подразумевались под «теми»?) Кроме того, сопредседатели Минской группы ОБСЕ неоднократно декларировали единство своих позиций по карабахскому вопросу, к тому же и США, и Франция по умолчанию признают сегодня за Россией лидирующую роль в сопредседательстве Минской группы как регионального государства, имеющего больше, чем они, влияния на Армению и Азербайджан. Прекращение при посредничестве Москвы апрельской войны 2016 года, последовавшие за ней по ее инициативе саммиты в Вене и Санкт-Петербурге, пусть даже они и прошли под эгидой ОБСЕ, подтвердили главенствующую роль России в карабахском урегулировании. Поэтому возникает вполне резонный вопрос: с чего бы Кремлю ломать формат Минской группы и идти на сделку с Турцией и Азербайджаном, которые являются противниками его стратегического партнера Армении? Очевидно, что Россия не станет потакать турецко-азербайджанскому тандему в ущерб партнерству в Минской группе и интересам Армении, а значит, карабахская проблема в двустороннем формате Россия-Турция не может быть решена. При этом всем акторам процесса урегулирования конфликта не следует забывать о Нагорном Карабахе, без учета мнения которого никакое решение, противоречащее его жизненным интересам, не может быть реализовано. Так что желание Баку и Анкары так и останется всего лишь эфемерным желанием. Без всяких перспектив на его конвертацию в вожделенное для них решение. Как говорят в России, на чужой каравай рот не разевай!

Леонид МАРТИРОСЯН,

главный редактор газеты «Азат Арцах»




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 09/11/2017