Ровно 95 лет назад, 4 августа 1922 года в кишлаке Чаган Бухарского эмирата был уничтожен кровавый палач армянского народа, один из организаторов и виновников Геноцида армян, военный министр младотурок Исмаил Энвер, известный как Энвер-паша.

Существуют различные версии того, как сдохло это чудовище в человеческом обличье. Наверно, важно в данном случае мнение заинтересованных сторон — армян и турок. Так вот, в этом вопросе у армян с турками нет разночтений: Энвера прикончил армянин Акоп Мелкумян.

Акоп Мелкумян

Немногие, однако, знают, что прах Энвера 30 июля 1996 года был передан таджикскими властями президенту Турции Сулейману Демирелю. Гроб с тем, что осталось от Энвера (или якобы осталось), завернутый в турецкий флаг, был доставлен в Константинополь, где 4 августа 1996 года, в годовщину смерти чудовища, прошла торжественная траурная церемония в мечети Шишли, организованная константинопольским муниципалитетом и (внимание!) министерством культуры Турции. После чего Энвер был вторично отправлен в яму рядом с могилой такого же чудовища, как он — Талеата. В похоронной церемонии приняли участие президент Демирель, министр обороны Турхан Таян, государственный министр Абдулла Гюль, министр здравоохранения Йылдырым Aктуна, министр культуры Исмаил Караман, заместитель главы Республиканской народной партии Ильхан Кесиджи, константинопольский губернатор Ридван Йенишен, внук Энвера, турецкий дипломат Осман Maйатепек и другие. Позднее над могилой был водружен памятник в виде арки.

Мемориал Энвера на константинопольском кладбище Шишли

Сегодня исторические версии, связанные с обстоятельствами казни Энвера, разнятся. Лично мне, несмотря на всю свою конъюнктурность, гораздо больше нравится версия, которую приводит израильский исследователь Марк Перельман. Она называется довольно символично — «Террористов надо «мочить в сортире». Привожу ее ниже с большими сокращениями.

ПАНДУХТ

ТЕРРОРИСТОВ НАДО «МОЧИТЬ В СОРТИРЕ»

Выражение, вынесенное в заглавие, было использовано президентом России В. В. Путиным в одном из выступлений и, с некоторой усмешкой, многократно повторялось журналистами как, видимо, неясно откуда возникший пример сленга. Между тем это выражение имеет свою, небезынтересную и даже поучительную историю.

Начать ее изложение нужно с армянской резни турками в 1915 году, когда, в наказание за симпатии к России и для ликвидации «Армянского вопроса» на территории Османской империи, было убито сразу или отправлено на гибель в пустыни от 200 тысяч (турецкие данные) до 2 миллионов (армянские данные) людей. Организовали эту «операцию», прикрываясь военным положением (шла ведь Первая мировая война), стоявшие во главе Турции триумвиры-«младотурки» — Талаат-паша, Джемаль-паша и Энвер-паша (военный министр и фактический главнокомандующий).

Армянское национальное движение поклялось, что ни один из тех, кто виновен в трагедии армянского народа, не уйдет от возмездия. И свое слово они сдержали!

В 1918 году Мировая война закончилась поражением коалиции Германии, Австро-Венгрии и Турции, причем Турция была фактически оккупирована союзниками, планировавшими ее раздел. Проигравшие правители бежали в Германию, но уже в 1921 г. Талаат-паша был убит в Берлине, в 1922 г. та же участь постигла приехавшего в Тифлис Джемаля-пашу. Оставался Энвер-паша.

В Берлине в 1920 г. он встретился с Карлом Радеком, одним из руководителей Коминтерна, проникся, как он уверял, идеями коммунизма и грядущей Всемирной революции, а потому перешел на службу Советской власти. Энвер-паша (откинувший, конечно, этот титул) был отправлен в Среднюю Азию, где какое-то время даже командовал территориальными частями и Красной Армией, сражавшейся с басмачами. Тут, однако, командарм Энвер переоценил силы и возможности исламистов. Он резко изменил фронт, попытался провозгласить создание фундаменталистского Туркестанского эмирата, занял с верными ему частями (точнее, местными бандами) Душанбе и начал наступление в Ферганскую долину и на Бухару. В течение нескольких месяцев ему сопутствовала удача, но среднеазиаты, хоть они и тюрки, оказались худшими солдатами, чем его прежние регулярные войска, а соседние мусульманские страны (Афганистан и Персия) не захотели или не успели ему помочь. Красная Армия вскоре перешла в наступление и начала быстро громить войска Энвера.

Передовым отрядом командовал комкор Гай (Гайк Бжишкян, 1887-1938), который не огранился полумерами и преследовал повстанцев до конца. Остатки людей Энвера уходили все дальше в горы, но Гай следовал за ними и, наконец, летом 1922 г., настиг оставленного всеми Энвера в каком-то отдаленном кишлаке. Бывший главнокомандующий турецкой армии и несостоявшийся хан пытался спрятаться в стоящей отдельно уборной, но Гай его застрелил и спустил в отхожую яму! Вот отсюда и пошло выражение «замочить в сортире», вошедшее в специфический сленг КГБ. (Эти подробности еще в 50-х годах мне рассказали бывшие бойцы Гая, кое-что попало позже в книжку «Конец басмачества», вышедшую в историко-популярной серии АН СССР в конце 70-х – начале 80-х, автора которой сейчас не могу вспомнить.)

Думаю, что эта история, история неотвратимости наказания, предварившая поимку Эйхмана и уничтожения террористов Мюнхенской олимпиады, заслуживает более широкой известности!

Какой вывод следует из стародавней истории? Исламский терроризм не подается никаким уговорам, с ними нельзя пытаться вести переговоры: это не одиночки, какими являются североирландцы, и не баски. Подавить его можно только военным путем и только, увы, если не бояться неизбежной крови…

Так что Путин абсолютно прав: террористов надо «мочить в сортире»!

 

источник: voskanapat.info




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 05/08/2017