Конечно, надо быть последней скотиной, безжалостным извергом, бессердечным выродком, иродом рода человеческого, чтобы на фотографию двухлетней девочки, погибшей во время очередного вооруженного столкновения на границе Арцаха и Азербайджана, смотреть без содрогания души, без учащенного биения сердца, без смятения разума, не признающего по природе своей смерть еще не начавшейся жизни.

Фотографию ребенка (вначале еще живого, сидящнго на руках своей бабушки – тоже погибшей в результате боестолкновения вооруженных сил обеих сторон конфликта, затем окровавленного и мертвого) поместил на своей полосе азербайджанский сайт haqqin.az, фарисейски оговорив, что принимает тем самым «с эмоциональной точки зрения непростое решение».

Для чего? Чтобы осудить войну, которая уносит жизни и двухлетних девочек тоже? Чтобы завопить во весь голос о невинных жертвах этой же войны, коими могут оказаться и безгрешные дети? Чтобы, наконец, достучаться до тупых мозгов разжигателей войны, всякой войны, а не только армяно-азербайджанской, и призвать их остановиться, ибо всякая война – это зло и безусловное отрицание истины и гуманности? Для чего все-таки, если с «эмоциональной точки зрения» подобный шаг – выставить на всеобщее, прошу прощения, обозрение предоставленные из учреждения судебно-медицинской экспертизы Физулинского района фотографии погибшего ребенка, действительно не так-то и просто сделать. Даже для более глубокого осознания свершившегося трагического факта. И если это, тем не менее, преднамеренный, мотивированный подход редакции, то ради чего в конечном счете? Высокой цели человеколюбия? Или тут были задействованы совершенно иные мотивы?

Вот именно – иные. Не имеющие к состраданию ни малейшего отношения. Их вовсе не трудно распознать уже в такой вот фразе с заранее обдуманным смыслом: «Мы решили опубликовать фотографию убитой накануне армянскими варварами девочки – Гулиевой Захры Эльнур гызы».

Другая фраза, якобы резюмирующая информацию о малолетней жертве, уже о главе армянского государства: «Смотрите, что творит фашистская хунта Сержа Саргсяна!!!» Три восклицательных знака – для придания фразе большей эмоциональной окраски. И еще для того, наверное, чтобы на очередном заседании кабинета министров Ильхам Алиев мог бы заявить: «Убийство маленькой Захры и ее бабушки является военным преступлением».

О том, что сказал Алиев, и для чего он сказал – давайте поразмыслим чуть позже. А пока о приведенных фразах.

Они не просто лживые и конъюнктурные в плане пропагандистских приемов. По своей сути – они кощунственные. Это какими же чудовищами во плоти надо быть, чтобы вот такими омерзительными приемчиками захотеть приписать армянам именно то, чего вдоволь хватает самим в подобных случаях. Вовсе не хочется именно здесь и сейчас вспоминать примеры вопиющей жестокой дикости, проявленной самими азербайджанцами даже не на полях сражений. Ибо придется вспоминать не только Талиш. Дело ведь не в том, чтобы «сравнять счет» и подводить итог злодеяниям. Который, впрочем, если и подвести, то — тут сомневаться совершенно не надо – для азербайджанской пропаганды непременно окажется с внушительным отрицательным «сальдо» в балансе армяно-азербайджанского военного конфликта.

Да и, продолжая применять бухгалтерские термины, кому же надо сдавать этот «баланс»? Международным посредникам, для которых паритетность-то как раз, как спасательный круг для реагирования на периодические вспышки дымящегося костра под названием перемирие? Вот и на сей раз, Минская группа ОБСЕ отреагировала в привычной для себя манере: «Насилие только порождает дальнейшее насилие и ни к чему не приводит». А кто спорит? Только ведь – кому это надо адресовать? Кто – насильник? И как это насилие проявляется?

Давайте так попытаемся ответить на эти вопросы. Алиев хоть и закупает в неимоверном количестве вооружение, но сам войны боится. Даже, если война и для него способ развязывания политического узла, который подчас бывает сложнее гордиева. В этом смысле он – слишком разумный человек. Ибо всякий разумный человек должен бояться войны. И уж тем более всякий человек, который стоит у руля государственной власти. А Азербайджан, как ни крути, все-таки государство. Так что война Алиеву не нужна. И азербайджанцам война не нужна. И бабушке маленькой Захры тоже была не нужна. А маленькой Захре и подавно была не нужна.

Но маленькая Захра погибла. Вместе с бабушкой. И им теперь все равно – будет война или не будет. И они уже не смогут думать о том, кто виноват в их гибели. Об этом будут думать уже те, кто остался в живых в том самом селе Алханлы, куда попал снаряд армянской артиллерии. Он может еще раз попасть туда же, и тогда те, кто остался в живых могут тоже погибнуть. И тогда азербайджанская пропаганда и азербайджанские сайты снова начнут муссировать любимую тему «армянского фашизма», обвиняя армян в том, что они обстреливают мирных людей в их мирных жилищах. А Ильхам Алиев снова соберет кабинет министров и будет толкать речь об «истинном лице армянского политического руководства» и вновь говорить о том, что азербайджанская армия будет наносить «сокрушительные удары по врагу», потому что «территориальная целостность Азербайджана никогда не будет предметом торга». Наверное, он будет говорить и о других вещах, характеризующих армяно-азербайджанские отношения войны в период бестолково-рокового перемирия. Он будет говорить о многих вещах, давно уже известных, – и его кабинету министров, и международным посредникам. Но он будет повторять их снова и снова, сознательно и упорно распространяя ложь и ненависть к армянам. Он не будет говорить о Венских или Санкт-Петербургских соглашениях, не будет говорить о предложениях посредников и согласии Армении и Арцаха разместить на границе средства слежения за нарушителями режима прекращения огня, не будет говорить о том, что азербайджансктие огневые точки, ежедневно нарушающие этот самый режим перемирия, расположены в населенных пунктах с гражданским населением. И он, конечно же, не скажет так, как сказал пресс-секретарь Армии обороны Арцаха Сенор Асратян, комментируя инцидент. Он не скажет, что «детей-врагов не бывает, тем более – двухлетних». И не скажет о своих «безмозглых и трусливых» военных командирах, по вине которых 4 июля 2017 года погибли маленькая Захра и ее бабушка. Не скажет и о том, что спрятавшись за спины жителей села, эти самые командиры открыли огонь из реактивных установок.

Не скажет, и ему будет все равно, если вдруг выяснится (что нисколько не исключается), что их же огонь и поразил маленькую Захру. Но он скажет, обязательно скажет, о том, что Азербайджан обладает «полным превосходством на линии соприкосновения», и что достигнутое превосходство надо наращивать. Не надо спрашивать — для чего? Алиеву нужно, чтобы азербайджанцы всегда были готовы «к освобождению своими силами… оккупированных земель».

По-другому это означает, что Алиев, хотя и боится войны, но вольно или невольно поощряет ее. Он это делает, чтобы, сея ненависть к армянам, обвинить их во всех смертных грехах. И обвиняет армян в военном преступлении, прекрасно понимая, что военный преступник, повинный в смерти маленькой Захры, это он сам. Только вот покаяния от такого понимания, он, конечно же, не почувствует. Для этого он слишком неразумен.




  Рубрика: Армия, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 13/07/2017