В начале недели состоялся визит в Москву министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова, в рамках которого наряду со встречей с российским коллегой Сергеем Лавровым состоялось также его выступление в Дипломатической академии МИД РФ. Прежде всего он отметил, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта является основным приоритетом внешней политики Азербайджана. Спорить не станем, возможно, что так оно и есть. Однако затем Мамедъяров пустился толковать аудитории пути реализации данного приоритета, которые, по меньшей мере, не назовешь бесспорными. Если же говорить максимально конкретно, то озвученные им тезисы относительно разрешения конфликта по-азербайджански есть самое что ни на есть неприкрытое извращение сути процесса урегулирования.

Ложь давно уже стала обязательным антуражем для руководства Азербайджана, тем более во внешней политике, когда речь заходит о карабахском конфликте. Начнем с того, что в своем выступлении в Дипломатической академии Мамедъяров в качестве главного вопроса урегулирования определил вывод армянских войск с подконтрольных Республике Арцах территорий. «Хочу еще раз отметить, что главный вопрос – это возвращение армянских военнослужащих в свои казармы», — не моргнув глазом, безапелляционно заявил он. Причем предварил свой пассаж лукавой фразой о том, что «те, кто занимается урегулированием этого конфликта, хорошо знают, в чем заключается основная проблема». Разумеется, знают, однако их знание в корне отличается от мамедъяровской трактовки приоритетов миротворческого процесса. И действительно, как международным посредникам, так и представителям аналитических кругов хорошо известно, что основная проблема урегулирования, как это и определено сопредседательством Минской группы ОБСЕ – политический статус Нагорного Карабаха. Не станем сейчас говорить о том, что народ Арцаха уже определил свой независимый статус, и вопрос может идти лишь о его международном юридическом закреплении — это тема отдельного разговора.

Речь сейчас о том, что позиция Азербайджана идет вразрез с самой логикой урегулирования. Более того, со здравым смыслом. Иными словами, алиевский режим по обыкновению ставит все с ног на голову. Конечно, официальному Баку ох как хотелось бы добиться вывода армянских войск и, скорее всего, этим и ограничить процесс разрешения конфликта. Однако возникает резонный вопрос: как вообще можно говорить о выводе армянских сил, когда нет соглашения об окончательном прекращении конфликта? Однако Мамедъяров, войдя в раж, на следующем этапе уже возвращает «на свои родные земли» азербайджанских вынужденных переселенцев, разумеется, «забыв» о возвращении полумиллиона армянских беженцев, самым жестоким образом изгнанных из Азербайджана. Как «забыли» и о том, что для урегулирования конфликта необходимо, прежде всего, выполнять международные соглашения, в частности, о прекращении огня от 1994 года, которое азербайджанские власти стали нарушать едва ли не сразу после его подписания. И надо сказать, подобной избирательной амнезией официальный Баку страдает уже давно.

Думаем, властям Азербайджана всегда следовало бы помнить о прописной истине – полноценное урегулирование возможно лишь тогда, когда стороны прекращают любые враждебные действия и выполняют взятые на себя обязательства. Усвоить эти азы дипломатии официальному Баку необходимо хотя бы для того, чтобы ликвидировать «свои» последствия конфликта, которые он вопреки логике урегулирования относит к числу основных вопросов. Между тем нынешний правящий режим Азербайджана всячески уходит от заключения соглашений, которые создали бы условия для поиска путей разрешения конфликта. Последний по времени пример – отказ Алиева поставить свою подпись под венским и санкт-петербургским соглашениями, предусматривающими создание механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения и расширение офиса Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ.

Надо сказать, этот вопрос, который обретает особую актуальность в свете непрекращающихся вооруженных провокаций Азербайджана, Мамедъяров в Москве не обошел стороной. Но вновь вывернул все наизнанку. Заявив, что азербайджанская сторона согласна на проведение мониторинга по расследованию инцидентов на линии соприкосновения войск, он оговорил подобное «согласие» … опять же выводом армянских сил. «Пока армянские вооруженные подразделения присутствуют на этих землях, инциденты будут продолжаться», — сказал главный дипломат Азербайджана. Иными словами, фактически гарантировал продолжение Азербайджаном вооруженных акций и дальнейший рост напряженности, дабы подтвердить правильность бакинского тезиса о необходимости «возвращения армянских военнослужащих в свои казармы».

А ведь это не что иное, как очередное проявление политики шантажа, которому азербайджанская сторона подвергает международное сообщество. Это звучит особенно цинично с учетом того обстоятельства, что было сказано непосредственно после слов главы МИД РФ Сергея Лаврова на совместной с Мамедъяровым пресс-конференции. А сказал российский министр буквально следующее: «В нынешних условиях, прежде чем мы сможем возобновить содержательные переговоры, очень важно добиться деэскалации ситуации, которая в последнее время обострилась «на земле», на линии соприкосновения, и в публичном пространстве». Полагаем, своими сентенциями глава МИД Азербайджана дезавуировал благие намерения российского коллеги.

Леонид МАРТИРОСЯН,

главный редактор газеты «Азат Арцах»




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 11/03/2017