В последнее время темой широкого обсуждения, и не только в медиа-пространстве, стали арест в Беларуси по запросу Азербайджана и последующая экстрадиция в Баку блогера Александра Лапшина, являющегося гражданином России и Израиля. Как сообщают азербайджанские СМИ, Лапшин уже переведен из Службы госбезопасности в Бакинский следственный изолятор, где ведутся следственные мероприятия по возбужденному в отношении него уголовному делу. По азербайджанскому законодательству блогеру инкриминируются «публичные призывы, направленные против государства», и «незаконное пересечение государственной границы Азербайджанской Республики», что предусматривает от пяти до восьми лет лишения свободы. На самом же деле вся же его «вина» состоит в том, что он посетил НКР для осуществления журналистской деятельности и откровенно выразил свое мнение и о Нагорном Карабахе, и о правящем режиме Азербайджана.

Надо заметить, что до Александра Лапшина Арцах посетили тысячи и тысячи граждан других государств, многие из которых также открыто высказывали свою точку зрения о НКР, однако подобная участь постигла лишь его. Как нам представляется, причин тому несколько. Прежде всего, действия Баку можно расценить как шаг отчаяния, продиктованный тем, что пресловутый «черный список» МИД Азербайджана, куда вносятся, по азербайджанской квалификации, персоны нон грата, не дает желаемого эффекта, поскольку в Нагорный Карабах как приезжали, так и продолжают приезжать политические деятели, представители культуры, бизнесмены и журналисты из разных стран. Посему Азербайджан решил добиться у Белоруссии выдачи Лапшина, чтобы, как говорится, другим неповадно было, а заодно и создать «правовой прецедент». Слово «правовой» взято в кавычки отнюдь не случайно, поскольку случившееся не имеет к праву никакого отношения, а еще точнее – входит с ним в резкое противоречие. И Белоруссия, и Азербайджан, невзирая на красивые словеса их президентов о следовании закону, грубейшим образом нарушили фундаментальные права журналиста на свободу передвижения и на свободу слова. Очевидно, что за какими бы нелепыми юридическими формулировками ни прятался официальный Баку, уголовному преследованию Лапшин подвергся исключительно из-за своей позиции по Карабаху и нелицеприятных оценок в адрес руководства Азербайджана. Нет никаких сомнений, что если бы по результатам своего визита в НКР он негативно отозвался о нашей республике, в Баку забыли бы о «незаконном пересечении государственной границы» и не предприняли бы в отношении него никаких санкций.

Однако в данном случае можно наблюдать роковое для Лапшина стечение обстоятельств. Инцидент с ним, пожалуй, следует рассматривать также на фоне ряда политико-экономических факторов. Не исключено, что Лукашенко с готовностью «взял под козырек» и ретиво бросился выполнять просьбу Азербайджана о выдаче блогера ввиду нынешних резко ухудшившихся российско-белорусских отношений. Так сказать, дабы насолить России, гражданином которой Лапшин является. А заодно отработать полученный из рук Ильхама Алиева высший орден Азербайджана имени папы нынешнего азербайджанского президента, а также обещанное ему последним увеличение поставок нефти в Беларусь. Иными словами, сработала заурядная торгашеская формула «Ты мне – я тебе», которая как нельзя лучше характеризует эту грязную сделку Минска и Баку.

Экстрадиция Александра Лапшина в Азербайджан была обставлена в жанре политического шоу с соответствующим реквизитом – яркими юпитерами в аэропорту, наручниками на запястьях журналиста, спецназовцами… И хотя вице-премьер Азербайджана Али Ахмедов кичливо заявил, что она «показала политическую волю и способность Азербайджана предпринимать самые смелые шаги для защиты государственных интересов», можно однозначно утверждать, что это шаг трусливый, продиктованный страхом перед правдой.

Однако возникает резонный вопрос: а что дальше? Ведь Баку рискует получить от своего шоу обратный эффект, поскольку в поддержку Лапшина уже выступили МИД России, Госдеп США, официальный Тель-Авив, Международный Комитет в защиту журналистов и другие организации. Хватит ли Азербайджану вышеупомянутой «смелости»? Едва ли. Ведь не достало же смелости объявить в международный розыск и добиваться выдачи Азербайджану, скажем, всемирно известной оперной певицы Монсеррат Кабалье или же президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского и других видных деятелей, которые посещали Нагорный Карабах. Не потому ли, что, как сказал сам г-н Сатановский, «руководство этой республики, имея некоторое представление о том, как устроен мир, вряд ли рискнет сделать такую глупость». Можно предположить, что официальный Баку, который едва ли заинтересован в ухудшении отношений с Россией и Израилем, устроит над Лапшиным своеобразный показательный суд, а затем в качестве «жеста доброй воли» передаст блогера одной из этих стран, возможно, одновременно выцарапав у последнего слова покаяния. И это, прежде всего, будет нужно самому Баку, дабы спасти свое лицо. Что ж, подождем развязки. Но как бы ни сложилась ситуация, одно уже очевидно — история с Лапшиным обернулась репутационными потерями для обоих президентов. Впрочем, и Алиев, и Лукашенко давно уже снискали себе печальную славу диктаторов и врагов свободной прессы, только вот для белорусского правителя возник еще риск стать носителем и «титула» душепродавца — за свою политическую близорукость, в результате которой он добровольно стал инструментом в грязных делах бакинского режима.

Леонид МАРТИРОСЯН,

главный редактор газеты «Азат Арцах»




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 10/02/2017