Совсем скоро 2016 год станет достоянием истории. Каково же его значение с точки зрения урегулирования карабахского конфликта? Удалось ли ОБСЕ, под эгидой которой проходит переговорный процесс, добиться подвижек? В уходящем году эту евроорганизацию возглавляла Германия, которая изначально отметила, что в ходе своего председательства в ОБСЕ не будет уделять приоритетного внимания карабахскому конфликту. Скорее всего, это объяснялось появлением новых вызовов, связанных с ближневосточным кризисом, вызвавшим огромный поток беженцев в Европу. И поскольку международному сообществу не нужен еще один очаг напряженности, в 2016 году посредники главным образом намеревались сосредоточить усилия на сохранении стабильности в нашем регионе.

К сожалению, сопредседателям Минской группы ОБСЕ не удалось решить и эту задачу. Как известно, в начале апреля Азербайджан развязал по всей линии соприкосновения широкомасштабные военные действия, которые привели к многочисленным человеческим жертвам. Возможно, Баку хотел воспользоваться тем, что внимание международного сообщества, в том числе и стран-сопредседателей Минской группы, отвлечено на события в Сирии, и попытаться решить проблему силовым путем. Четырехдневную войну остановить удалось, но можно ли это занести в актив германского председательства? И хотя 8 декабря в рамках 23-го заседания совета министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ в Гамбурге глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, говоря о кризисе на востоке Украины и нагорно-карабахском конфликте, заявил, что ОБСЕ предотвратила переход этих конфликтов в открытую войну, тем не менее следует заметить, что главная заслуга в прекращении недавней азербайджано-карабахской войны все же принадлежит России.

В результате апрельских военых действий Азербайджана переговорный процесс, и ранее не отличавшийся активной динамикой, был отброшен далеко назад. В сложившихся условиях сопредседателям Минской группы пришлось активизировать свои усилия. В спешном порядке были организованы встречи президентов Армении и Азербайджана в Вене (16 мая) и Санкт-Петербурге (20 июня), на которых главным образом рассматривались вопросы внедрения механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения и расширения наблюдательской миссии ОБСЕ как важных компонентов обеспечения стабильности в зоне конфликта. Полагаем, выбор Вены в качестве места встречи был не случаен – видимо, Австрию как следующего председателя ОБСЕ постепенно вводили в игру.

Можно однозначно утверждать, что лишь практическая реализация мер по установлению эффективного контроля в зоне конфликта способна придать импульс самому переговорному процессу. Ничуть не сомневаясь в искрености намерений Германии снизить напряженность в зоне конфликта и не допутстить возобновления войны, все же отметим, что она не выполнила главного своего обещания – в период председательства в ОБСЕ внедрить механизм расследования инцидентов на линии соприкосновения. Но можно ли в отсутствии результата винить Берлин и международных посредников вообще? Едва ли. Разумеется, одна из главных причин того, что до сих пор не удалось внедрить этот механизм — отказ Азербайджана от реализации венских и санкт-петербургских договоренностей, что подтверждает его намерение и далее продолжать курс на эскалацию напряженности и силовое разрешение конфликта. Надо сказать, Гамбург закрепил позицию Минской группы относительно обязательности задействования механизма расследования, что нашло свое отражение в совместном заявлении ее сопредседателей. И здесь особую важность обретает способность посредников реализовывать свои миротворческие инициативы. На это, кстати, обратил внимание также Франк-Вальтер Штайнмайер, на пресс-конференции в Гамбурге отметивший, что «необходимо воплощать в жизнь те заявления, которые мы делаем». И добавил, что нужно сделать все, чтобы переговорный процесс обрел второе дыхание.

Удастся ли Вене придать процессу урегулирования «второе дыхание»? Будущий Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц в интервью Арменпресс заявил, что в период председательства в ОБСЕ Австрия сконцентрируется на трех направлениях — региональные конфликты, борьба с радикализмом и восстановление доверия. Однако есть определенный скепсис в вопросе о том, сумеет ли Вена воплотить в жизнь заявленные намерения и сделать больше, чем Берлин. Ведь даже такой политический тяжеловес, как Германия, не смог добиться серьезного прорыва в процессе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, для чего по вине Азербайджана сегодня нет реальных предпосылок. Как бы там ни было, пожелаем австрийскому председательству ОБСЕ успехов в миротворческом процессе. По крайней мере, у будущего Действующего председателя ОБСЕ есть твердое понимание опасности военной эскалации конфликта. «Одно однозначно – военного пути разрешения конфликта нет», — подчеркнул Курц, отметив, что новое проявление военного насилия может стать роковым. И если в 2017 году Себастьяну Курцу как Действующему председателю ОБСЕ удастся хотя бы переломить бессмысленно-брыкливую позицию Азербайджана и добиться выполнения венских и санкт-петербургских договоренностей, то это уже можно будет занести в актив дипломатии Австрии.

Леонид МАРТИРОСЯН,

главный редактор газеты «Азат Арцах»




  Рубрика: Политика, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 19/12/2016