Интервью с Суреном Азатяном – генеральным директором Армянской АЭС в 1993-2002 годах

— Сурен Грантович, в настоящее время энергоблок N2 Армянской АЭС остановлен на планово-предупредительный ремонт. Предстоит провести большой объем работ в рамках проекта по продлению срока эксплуатации энергоблока N2. Какие из них самые важные?

— Нормы и правила, существующие в атомной энергетике, не запрещают продлевать эксплуатацию действующих блоков. В проекте по продлению срока эксплуатации (ПСЭ) блока N2 Армянской АЭС также нет временных ограничений. В то же время, в паспортах или в технических условиях регламентируется срок службы оборудования, поэтому сейчас на станции ведутся работы по модернизации ресурсных характеристик, позволяющие привести блок к приемлемому уровню безопасности и продлению срока службы незаменяемого оборудования – корпуса реактора, парогенераторов, корпуса компенсатора давления… На современное будет заменено все основное оборудование — оба генератора, блочные трансформаторы, система электропитания I-ой и II-ой категорий. Будут также модернизированы электрические подстанции с напряжением в 110 и 220 киловольт, турбины с конденсаторами и СПП, что, в свою очередь, позволит увеличить их мощность и КПД.

— А как Вы оцениваете ресурс реактора?

— На мой взгляд, реактор обладает достаточным ресурсом, если учесть всего один смягчающий фактор. Это фактор воздействия нейтронного потока на корпус в течение эксплуатации на разных мощностях по отношению к номиналу. В период освоения мощности в первые 9 лет и 3 месяца работы на АЭС мощности составляли 35%, 50% и 75%, а не 100%. В 1989 -1995 годах оба блока станции простаивали, а часть топлива была перегружена в бассейны выдержки. С 1995 года, после перезапуска блок N2 ААЭС в течение 20 лет работал на 92%. Итого, из 36 календарных лет эффективные сутки составляют около 18 лет. Поэтому я уверен в том, что следует не только приветствовать реализацию программы по ПСЭ, но и активно ее поощрять. Тем более, что аналогичную программу по перезапуску блока N2 ААЭС мы разработали и осуществили еще в 1993-1995 годах. Благодаря этому в последние 20 лет Армения обладает диверсифицированным и надежным источником производства электроэнергии. Страшно представить, с какой экологической катастрофой могла бы столкнуться Армения, не будь атомной станции.

— Скажите, а другие страны имеют опыт продления срока эксплуатации АЭС?

— Конечно. Для обеспечения колоссального роста энергопотребления по всему миру операторы ядерных установок предпринимают решительные шаги для продления срока действия лицензий для старых реакторов. В 2005 году средний возраст всех эксплуатируемых реакторов в мире составлял приблизительно 22 года. Но это не помешало руководству немецкой компании Siemens обратиться к кандидату на должность федерального канцлера Германии с предложением продлить сроки эксплуатации реакторов до 60 лет, вопреки прописанному в законодательстве ФРГ отказу от атомной энергии. Немецкие специалисты оценили прибыль от реализации данного проекта, направленного на продление сроков эксплуатации ядерных энергоблоков с 32 до 60 лет, в 60 млрд. евро. Кроме того, например, в США все 103 реактора до 2005 года получили лицензии либо на продление сроков эксплуатации, либо по ним были поданы заявки. Администрация Джорджа Буша заняла очень серьезную позицию в защиту продления сроков эксплуатации на территории США. Впервые в российской практике работы по ПСЭ с реакторами типа ВВЭР-440 были проведены в 2001 году на блоке N3, а через год – и на блоке N4 Нововоронежской АЭС (было инвестировано около 1.5 млрд. рублей). Аналогичную программу реализовали на АЭС «Богунице» в Словакии, где на два блока ВВЭР — 440 было затрачено 200 млн. долл. и т.д.

— Возвращаясь к армянской АЭС, на что, с Вашей точки зрения, следует обратить особое внимание?

— Как известно, с 1993 года по настоящее время на повышение безопасности ААЭС было инвестировано более $200 млн. В реализацию программы по ПСЭ планируется направить еще $300 млн. Необходимо обратить особое внимание на целевое использование средств, на корректность требуемых обследований и испытаний, а также на договорные цены и стоимость выполненных работ. Следует также максимально использовать силы станционного персонала в работах входного контроля, предмонтажной ревизии поступающего оборудования, запасных частей, материалов, химикатов и т.д. По возможности упростить условия проведения тендеров в целях привлечения местных организаций, одновременно усилив контроль в ходе выполнения ими работ, акцентируя внимание на поэтапные сдачи-приемки работ с использованием штрафных санкций за срыв сроков и качества выполняемых работ. Важно также подстраховаться от инфляционных процессов. Крайне необходимо повысить требования по радиационной, пожарной и технической безопасности, поддержания внутреннего порядка. Следует также обратить внимание на выполнение работ в межремонтный период, максимально используя при этом персонал местных организаций, что приведет к экономии средств.

Конечно, особое внимание должно быть уделено проблемам, связанным с безопасностью. Этот вопрос является краеугольным. Когда строился первый блок Армянской АЭС, французы на своих блоках вкладывали на 1 кВт. 2 тыс. долл., немцы – 2,5 тыс. долл., японцы – 5 тыс. долл., русские – 680 долл. Тем не менее, российские блоки всегда отличались надежностью. Если в 1993-1995 годах мы ставили вопрос о надежности блока, решая ситуативную задачу по выходу страны из энергетического кризиса, то сегодня речь должна идти о планировании с реализацией электроэнергии. В свое время, с точки зрения объема вырабатываемой энергеии, мы были избыточным государством. Мы и сегодня продолжаем оставаться избыточным, вот почему вопрос с реализацией электроэнергии должен стать для правительства страны первоочередной задачей. Необходимо модернизировать как ныне действующие электросети, так и создавать новые межсистемные связи, что позволит увеличить пропускную способность, осуществлять не только взаимные перетоки электроэнергии, но и их реализацию. Важно также не останавливаться на ЛЭП Иран-Армения – Грузия — Россия, но и продолжать на юг, до арабских государств, где очевиден дефицит электроэнергии, особенно в жаркие месяцы. Одновременно с повышением роста экспорта электроэнергии, повысится и КПД блока Армянской АЭС. В свое время руководство министерства энергетики России и “Росатома” (Михайлов и Адамов) активно предлагали перезапустить и первый блок. Как говорится, аппетит приходит во время еды. В перезапуск второго энергоблока было инвестировано 47 млн. долл., вместо 63 млн. запланированных. По сути, за 47 млн. долл. мы получили 400 мегаватт мощностей. На этом фоне перезапуск энергоблока N1 выглядел с экономической точки зрения очень заманчиво. С другой стороны, сложно себе представить, если бы мы, привлекая многомиллионные кредиты, и не определившись с вопросом о реализации электроэнергии, перезапустили бы его. Избыток производства электроэнергии может привести к антагонизму между ее производителями. На Разданской ГЭС, например, функционирует пятый энергоблок, который работает не на полную мощность. Между тем, российский Газпром вложил в него большие деньги. Кроме того, снижение объемов производства приводит к ухудшению технико-экономических показателей. Одно дело, когда блок работает на номинальной мощности, и совсем другое – на более низкой. Когда один генератор блока Армянской АЭС был остановлен по техническим причинам на 87 дней, это привело к коллапсу во всей энергетической системе — возникли финансовые проблемы во всей энергосистеме, что привело к пересмотру и росту тарифов. Как итог, проблема стала носить политический характер. Я прогнозирую, что в краткосрочной перспективе недостатка в мощностях не будет, а в дальнейшем правильное планирование со сбытом продукции объектов генерации позволит решить очень многие проблемы.

— Какие дальнейшие шаги может предпринять новое правительство Армении?

— Происходящие в правительстве процессы не могут не внушать оптимизма. Появились грамотные, образованные люди, хорошо знакомые с энергетической системой. Что премьер-министр со своим многоопытным главным советником, что министр энергетики — это профессионалы своего дела, способные совершить скачок в экономическом развитии страны. Им необходимо подумать о задействовании крупных предприятий, что приведет к росту объемов потребления электроэнергии и газа. Тот же завод “Наирит”, Ванадзорский химический комплекс, перерабатывающая индустрия, военно- промышленный комплекс и др. являются крупными потребителями электроэнергии, газа, пара и горячей воды. До 2030 года должны быть решены очень многие вопросы. Новое правительство должно, наконец, перейти к системе классического планирования производства электроэнергии, которое напрямую бы зависело от объемов потребления. В прошлом году министерство энергетики и природных ресурсов РА разработало и утвердило Стратегию развития энергетического сектора республики до 2036 года. Надо отметить, что предыдущая аналогичная программа была выполнена менее чем на 20%. В предыдущие годы этот процесс носил ситуативный характер. Необходимо было преодолеть последствия энергетического кризиса. Тогда речи не было о том, кому потом продавать электроэнергию. А сегодня, когда правительство берет на себя реализацию очень крупных проектов, это означает развитие всего промышленного потенциала страны. Соответственно, будет расти и потребность в энергоресурсах, что заставит задуматься и о проектах в сферах малых ГЭС, солнечных, ветряных и геотермальных электростанций. Но по большому счету, и об этом я говорил ранее, страна без атомной энергетики не обойдется, потому что ядерная энергетика одна из редких отраслей, которую нам удалось сохранить в республике на уровне мирового научно-технического развития, решая многочисленные проблемы обеспечения безопасной эксплуатации в течение нескольких десятилетий.




  Рубрика: СТАТЬИ, Экономика
  Последнее обновление: 24/11/2016