Новый министр обороны Армении вошел в законодательное собрание с инициативой, которую сразу же окрестили как «закон о тысячах драмов». Три дня обсуждали представленный проект министра: для первого чтения, для второго чтения, вообще для чтения. Хотя можно было бы и не читать. Принять на веру, как было отмечено министром, его полезность и необходимость и… утвердить. Речь-то в проекте закона шла об армии. Точнее, о помощи армии. Финансовой.

Казалось бы, какие тут могут быть возражения? После апрельской войны – вообще никаких. Апрельские события весьма неприглядным образом дали нам всем понять и осознать, что нашей армянской армии необходимо дополнительное внимание. И даже беспокойство. И даже покровительство. Вот о покровительстве и шла речь в проекте, представленном военным министром. И покровительство это делегировалось народу. Однако делегировалась на сей раз не в форме клича о добровольных пожертвованиях на манер телемарафонов, а почему-то неким, скажем так, санкционированным образом – через принятие закона о новом налогообложении всего трудоустроеннного люда. Что и вызвало среди парламентариев некоторую растерянность, временами переходящую в бурные дебаты с всплесками эмоций. И было отчего.

Дело же в том, что законопроект от военного ведомства в очередной раз послужил лакмусовой бумажкой нашей армянской реальности с ее расколом общества по имущественному признаку, иначе говоря, годами нерешаемыми социальными проблемами и бесконечными разговорами, что называется, в пользу бедных. Кажется, именно подобный разговор состоялся и в армянском парламенте при обсуждении законопроекта. Практически все в парламенте соглашались с тем, что тысяча драмов это не деньги, ради которых стоит накалять страсти. Но ведь от чего-то страсти все-таки разгорелись. Разве не понятно — от чего?

От социальной несправедливости, которая царит в армянском обществе. И от той трещины между богатыми и бедными, которая все больше и больше расширяется. Ибо бедные как были бедными, так ими и остаются. А богатые … тоже остаются богатыми без того, чтобы поумерить свои приземленные аппетиты. Отсюда и раскол, отсюда и страсти, переходящие во взаимные обвинения. А что же в итоге? К сожалению, тот самый синдром бестолковости, который не позволяет ни армянскому обществу, ни, тем более, армянской власти понять давно известную истину: не в деньгах счастье, ибо зачастую они слишком дорого стоят. В нашем случае они стоят нашей же безопасности. То есть жизни. Всех, а не только тех, ради которых была инициирована идея в тысячу драмов. Наверное, могу быть непонятым, однако выскажу мнение – и вовсе не неожиданное, а вполне вразумительное. Инициатива сама по себе хорошая, однако изначально ошибочная, чтобы не сказать безнравственная, ибо несет в себе идею смерти, а не жизни. Никто не хочет умирать – тем более на поле боя. А это значит, что не смерть надо подвергнуть страховым сборам – хоть по тысячу, хоть по сто тысяч драмов, а жизнь, которую следует сохранять всеми средствами – начиная от сухого пайка солдату до самой современной экипировки и оборонительной техники. Когда в апрельскую войну погибали армянские солдаты, стойко и мужественно защищающие пределы родины, они погибали именно из-за этого – собственной военно-технической уязвимости. А тут выдвигается на обсуждение законопроект, который по идее должен будет введен в действие после апрельских событий без права обратной силы. В то время, как, опять же добровольческими пожертвованиями, определенная оборонительная (фортификационная) работа на границе проделана.

Но сказанное – всего лишь одна из множества деталей критического осмысления выдвинутого проекта, по идее призванного воплотить в жизнь принцип единства армии и народа. Правильного принципа. Необходимого сегодня как воздух. Но почему же тогда он вызвал так много споров в армянском парламенте? Неужто только из-за социальной разобщенности общества? Может еще и из-за явного фарисейства тех представителей депутатского корпуса, которые как раз-таки к этому самому принципу единства имеют весьма отдаленное отношение. И, наверное же, поэтому сама по себе хорошая идея министра обороны оказалась не воспринятой должным образом. То ли несвоевременной, то ли, наоборот, запоздавшей. А то, что она все-таки была одобрена парламентом подавляющим большинством голосов, так это из-за ложно ощущаемого чувста стыда. Осадок-то ведь, как в анекдоте, остался. Что ж, даже у хорошей идеи всегда найдется недостаток, равный или даже превышающий ее ценность. Однако работать над недостатками, кажется, не в правилах этого самого подавляющего большинства…




  Рубрика: Армия, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 24/11/2016