В последние два месяца изо дня в день информагентства по поводу положения дел на линии соприкосновения азербайджанских и армянских (карабахских) вооруженных сил сообщают только импонирующую читателям новость: там сохраняется относительное спокойствие. Хотя и продолжают стрелять, однако не так, чтобы уж очень. По сравнению с апрельскими событиями это что-то вроде ауканья заплутавших в горах людей, или, чтобы сказать поточнее, переклички на обычной вечерней поверке в воинской части. Мол, тут мы – никуда пока не делись.

Словом, информагентства сообщают как-будто бы приятные новости, и это словно бы обнадеживает: люди не гибнут, на карабахском фронте без перемен. И это хорошо, ибо перемены, как показала практика ведения конфликта, что на дипломатическом языке означает якобы урегулирование, пока что ни к чему конкретному не приводили. Сколько ни садились за переговрный стол президенты конфликтующих сторон и их министры иностранных дел, ничего, кроме самого факта двусмысленных серо-буро-малиновых посиделок в том или ином формате, зафиксировано не было. Возможно и были какие-то тайные или конфидециальные протоколы, однако, если и были, то так и оставались за семью печатями, заменяя собой некие анемичные заявления, затраханные штампами дипломатической лексики. А люди гибли.

Вот и санкт-петербургская встреча в Овальной гостиной Константиновского дворца ни к чему позитивному ни привела. Одна из московских газет не преминула не без ехидства заметить, что «Саргсян и Алиев не пожали руки и с нарочито каменными лицами уселись друг напротив друга». Соответственно, и Владимир Владимирович «поддавшись общему настроению… тоже был немногословен». И тем не менее, какое-то заявление родилось, а в средствах массовой информации стала муссироваться некая идея промежуточного решения порядком надоевшей всем проблемы. Сама идея приписывается Путину и Лаврову, и суть ее в том, что Азербайджану возвращаются пять (и как-будто только пять, а не из семи) районов, а «Нагорный Карабах получает прочный промежуточный статус, который не предполагает возврата в состав Азербайджана, но и не означает независимого статуса в обозримом будущем». И это, мол, по сравнению с мадридскими принципами должно быть более приемлемо для обоих сторон. В Карабахе в таких случаях говорят: «эрялчи-мыркала», что в переводе означает: не сгорелось – закоптелось, задымилось. То бишь – один черт.

Кстати, о Карабахе. Вопрос подключения, а вернее, возвращения Карабаха в переговорный процесс, вновь остался висеть в воздухе, хотя и на протяжении многих лет все время отмечался посредниками, как необходимый. Между тем, именно Карабах и мог бы расставить все точки над i, сев за стол переговоров – хоть в России, хоть во Франции, хоть где угодно, и предлагая вполне логические и рассудочные обоснования своей позиции.

Мадридские и казанские протоколы уже позади, поэтому пройдемся по поводу так называемого плана Путина-Лаврова. Тут от Карабаха можно будет услышать такие высказывания: уж ежели Карабаху предоставляется промежуточный статус, то и возврат пяти районов он готов предоставить также промежуточно. Иными словами, в обозримом будущем. Словом, как в известном диалоге: утром статус, вечером – районы, вечером статус, утром – районы, но статус вперед! В крайнем случае – все вместе. Причем, возврат районов – это в общем-то условно, ибо если Азербайджан никак не желает менять свою Конституцию ради проведения (заметим попутно — повторного) референдума в Карабахе, то и Карабах не разбежался менять свою Конституцию ради возврата районов, которых сам Божий промысел вновь вписал в его настоящие пределы.

Что касается самого референдума, то проведение его – это в некотором смысле бонус посредникам за их терпеливое участие в урегулировании конфликта. Точнее, если вещи называть своими именами, выносливость от вечного потворствования капризам Баку.

Впрочем, беспристрастный анализ ситуации, что в прошлом, что в настоящем, обязывает признать объективную цену вопроса, именуемого урегулированием в той или иной интерпретации. По большому счету все эти разговоры о планах, проектах и программах урегулирования– обычное пустословие, имитация миролюбия, которого нет и в помине. Миром движут интересы – максима заезженная, но верная. Для всех стран и народов. Для Азербайджана и азербайджанцев (Турции и турков) интересы эти заключены в территориях. Почему именно в территориях – тема отдельная, имеющая отношение прежде всего к этнопсихологии, которая способна объяснить причины этих интересов. Реализация же их – всецело в области политики, как в данном случае производной этнопсихологии. Политика тут — как способ решения вопросов этих самых территорий. И амбиции Азербайджана, о которых как-то сказал академик Сахаров, тоже связаны с политическими интересами образованного почти сто лет назад искусственного государства, которое вместе с государственными структурами получило, как подарок судьбы, еще и территории. Не свои, чужие. Факт, который в приличных домах не оспаривается. Но в Азербайджане не осталось приличных домов. И там чужие земли уже считают своими, как того требуют их политические амбиции, взращенные на этнопсихологическом комплексе неполноценности.

Зачастую им противопоставляются интересы Карабаха, как «вопросы жизни и смерти». Ничего подобного: у Карабаха тоже интерес в территориях. Другое дело, что у Карабаха – это свои территории, у Азербайджана – чужие. Посредники об этом знают. Весь мир об этом знает. Может даже лучше, чем сами карабахцы. Рассказывают, как в прошлую войну один из карабахских ополченцев после освобождения Шуши, а затем и Лачина (исторического Кашатага) во время дальнейшего похода неожиданно встал как вкопанный, обернулся к отряду и воскликнул: «Стойте! Кто-нибудь мне скажет, где кончаются наши исторические (буквально: отцовские – К.З.) земли – ногам моим невмоготу уже, передохнуть бы…». Рассказывают как анекдот, как военную байку. А ведь в ней заключен вполне понятный исторический смысл.

Вот еще одна такая же байка, которая, впрочем, была в тот период даже приведена в одной из армянских газет: какой-то суетливо-чудной разговор между иностранным журналистом и неким полевым командиром. Вопрос: «На днях вы завоевали… (называется район, ранее не входивший в бывшую автономную область) – это правда?» Ответ: «Да, правда…» Вопрос: «Зачем вы это сделали?» Ответ: «Не понимаю…» Вопрос: «Вы это сделали, потому что это ваши исторические земли?» Ответ: «Не понимаю…» Вопрос: «Вы это сделали, потому что хотите открыть выход к Армении и обезопасить себя?» Ответ: «Так оно и есть. Наверно, так. А вообще-то мы это сделали, потому что на нас они напали. Они обстреливали нас – наши дома, наши села… Они хотели нас уничтожить… Как бы вы поступили?»

Так какой же смысл можно извлечь из этих баек, которые и не байки вовсе, а самые что ни на есть окаянные дни прошлой войны, изношенные нынешней невнятностью? Какой смысл — исторический или оборонительный? В том-то и дело, что и тот и другой. Придумаем для этого выражение: историко-оборонительный. Или – наоборот, суть та же.

К сожалению, про историческую составляющую Карабахской войны почему-то не принято распространяться. Тем более – признавать за ней решающий фактор при разрешении конфликта. Речь, прежде всего, о посредниках, задачей которых за все время посредничества было примирение сторон… без особого применения усилий для этого. Потому как усилия требуют не просто знаний о причинах конфликта, но и осмысления истинной ее сути. В данном случае – исторической. Однако, увы! Из всех трех задач истории, отмеченных еще древними римлянами, посредники предпочитают только одну: не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или предвзятости. Такова цена нефти, затмевающая истину действительных событий истории – прошлой и новейшей.

Поэтому, какой бы план урегулирования сегодня и в обозримом будущем не предлагался, он обречен на свою же несостоятельность. Ибо нет и еще долго не будет истинного понимания того дела, за которое взялись составители тех или иных планов. Дело же это вовсе не есть урегулирование, а то, что называется необходимостью, которая хотя и предписывает законы этому самому урегулированию, однако сама не спешит им подчиниться. Ведь только в очевидном деле заложено его правильное решение. Пока же все идет неправильно…




  Рубрика: Армия, СТАТЬИ
  Последнее обновление: 12/07/2016