1. Политические предпосылки активного проникновения пантюркизма в Закавказье

Созданию на штыках Нури паши в 1918 г. искусственного государственного образования под названием Азербайджан предшествовали Первая Мировая война и революция 1917 года с приходом большевиков к власти в России. По меркам истории Россия, побеждая ценой огромных жертв в Первой Мировой войне и находясь в двух шагах от Константинополя и долгожданных проливов, планируя провести в начале 1918 года заключительную наступательную операцию против турков для соединения с англичанами, легла спать при царе, а проснулась при Ленине и большевиках, разложивших армию и фронт, вычеркнувших Россию из стран-победителей, радикальным образом изменивших векторы российской политики и занявшихся практическим предательством русских национальных интересов.

«Мы заявляем, что тайные договора свергнутого царя о захвате Константинополя, подтвержденные свергнутым Керенским, ныне порваны и уничтожены. Республика Российская и ее правительство, Совет Народных Комиссаров, против захвата чужих земель. Константинополь должен остаться в руках мусульман. …Мы заявляем, что договор о разделе Турции и “отнятии” у нее Армении порван и уничтожен. Как только прекратятся военные действия, армянам будет обеспечено право свободно определить свою политическую судьбу”.

Это из «Обращения Совета Народных Комиссаров ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от имени народного комиссара по национальным делам Джугашвили – Сталина и председателя Совета Народных Комиссаров В.Ульянова (Ленина)*

*Газета “Известия”№ 232, от 22.11.1917 г.

Одно из первых постановлений Советского правительства – декрет «О Турецкой Армении» (27 декабря 1917 г.). Хотя документ этот и признавал «право Западной Армении» на свободное самоопределение, вплоть до «полной независимости», однако, скорее всего, как и большевистсткий бред о «распространении революции на Восток», носил пропагандистский характер. Если бы большевики хотели распространения «революции на восток» им, к примеру, не составило бы труда с помощью агитаторов преобразовать очередным декретом царские войска на занятых в ходе войны территориях в «Революционную Красную армию» и возложить на них ответственность за реализацию декрета «О Турецкой Армении». Так, большевики впервые показали миру главную опасность российской политики – отказ от всякой государственной правопреемствености ради сиюминутных выгод , в том числе — от союзнических обязательств, прежних договоров, территорий, границ и т.д..

Большевики, воздвигнув памятник Иуде в г. Свияжске и ряде других мест, «низвергли» Бога, открывая широкие перспективы для людей, не отягощенных понятиями чести, нравственности, морали. Практически претворив в жизнь лозунг «превратим империалистическую войну в гражданскую», они утопили в крови миллионы русских.

В январе 1918 года в Брест – Литовске Талаат – паша наладил контакты с представителями Советской России Л. Троцким (Л. Бронштейн), А.Иоффе. Поэтому Брест – Литовский договор в известном смысле можно считать турко – большевистско – сионистским, который по признанию У.Черчилля «послужил началом для общего турецкого наступления на Востоке». Немаловажное значение в ходе этих переговоров придавалось турецко – еврейским отношениям: сионисты пытались получить согласие турков на суверенитет евреев над Палестиной.

Небезызвестный деятель российского и германского социал — демократического движения масон А. Парвус, живуший с 1910 по 1915 год в Константинополе, будучи советником по экономике младотурецкого правительства, при посредничестве германской разведки и сионистских структур познакомил в Германии организаторов геноцида армян — младотурецких лидеров, членов масонской ложи — Талаата, Энвера и Джемаля с членом заграничного представительства РСДРП К.Радеком (К.Собельсон), который считал, что «туркам надо собственными силами разобраться с армянами»*.

* (А.Казинян, "Масонский след в карабахском конфликте слишком очевиден",“Голос Армении",16.07.2011)

Вскоре при деятельном участии Радека младотурки вступают в переговоры с большевиками, и Энвер, Джемаль и Бехаэтдин Шакир переселяются в 1919 году в Москву, где добиваются согласия большевиков на создание «Зеленой (исламской) Красной армии» и основывают «Лигу освобождения ислама» при мусульманской секции Восточного отдела Наркомата иностранных дел. Следует подчеркнуть, что после Берлина Москва стала второй столицей в Европе, приютившей приговоренных Стамбульским военным трибуналом к смерти младотурецких преступников. Более того, большевики сочли их подходящими кадрами для реализации своих планов. В свою очередь Мустафа Кемаль через германского разведчика Шварца и представителя разведки большевиков — сиониста Каца отправил своего эмиссара Джелала Нури в Москву, где последний был принят Лениным. С тех пор большевики курировали два направления взаимодействия с турками – с Мустафой Кемалем и его противниками — группой Энвера. С 1 по 8 сентября 1920 года в Баку состоялся 1 сьезд народов Востока. Энвер приехал для участия в сьезде в одном вагоне с большевиками Радеком и Зиновьевым. Выступления на сьезде отличились антиармянским (Зиновьев, Вельтман,Энвер) и панисламистским характером и, судя по принятому на сьезде заключительному документу, обьявившему «священную войну» мировому империализму и Армении как «агенту мирового империализма», завершились окончательной сверкой часов большевиков с пантюркистами и панисламистами.

Высказывание гениального русского писателя Ф.Достоевского: «А ведь у нас теперь обьявилось довольно много любителей турок»* оказалось пророческим

*Из дневников писателя (1877 г.)

Эти «любители турок» (масон А. Гучков и иже с ним) и заставили царя отречься от престола, превратили «империалистическую войну в гражданскую войну», выступили на определенных этапах истории союзниками пантюркизма в борьбе против армянского народа и пролили кровь десятков тысяч армян как Армении, так и Карабаха.

2. Продолжение Первой Мировой войны и вторжение турков в Закавказье

Политические и военные круги терпящей поражение Османской империи были прекрасно осведомлены о готовящемся странами – победителями плане расчленения Османской империи, и турки, как никто в мире, имевшие богатый опыт превращения поражений в победы, преследуя собственные геополитические планы, устремились за отступающими частями русской армии на север. Продвигаясь на юг, русская армия и армянские добровольческие полки не учиняли расправ над местным турецким и курдским населением, не «выдавливали» его из занятых территорий. Ускоренное отступление деморализованных русских войск, оставивших немало оружия и боеприпасов врагу, было в немалой степени продиктовано и стремлением солдат воспользоваться обещанными лозунгами большевиков и получить “власть”, “землю” и “фабрики”. Не успевшее покинуть Западную Армению с отходом русских войск армянское население беспощадно вырезалось турецкой армией, турецкими и курдскими бандами. Спасти часть народа удалось только там, где было организовано сопротивление. Перейдя границы Российской империи под бравурный марш «Бир ики Кавказ бизимки» (Раз-два, Кавказ наш – Г.В.) турки вклинились в Восточную Армению. Потерпев поражение от героически сражавшихся армянских войск под Сардарапатом, Баш Апараном и Каракилисой, и потеряв убитыми 6,5 тысяч человек, турки не смогли завоевать оставшуюся часть Восточной Армении и полностью истребить армян, а на возобновившихся в Батуми переговорах с Закавказским Сеймом в ультимативной форме потребовали обьявления независимости Азербайджана, Грузии и Армении, что и произошло в конце мая 1918 года.

Вовсе не к слову следует заметить, что если армянская сторона могла утешать себя тем, что победы над турками в конце мая привели к независимости, то непонятно какого внешнего врага и где победили грузины или кавказские татары на пути к независимости? Геополитический проект под названием Азербайджан, продиктованный нефтяными интересами, стал по сути обьединением усилий британской разведки по реализации секретного плана по созданию в богатом нефтью Восточном Закавказье тюркского государства и устремлений отуреченных членов салоникской масонской ложи «Иттихад ве терраки» («Единение и прогресс»). Степень же «независимости» Армении, лишенной выхода к морю, на осажденной территории в 9 тыс. кв.км. и населением 321 тысяч человек 4 июня 1918 года в Батуми по «Договору о мире и дружбе между Османским имперским правительством и Республикой Армения» установили два турецких башибузука — Халил и Веиб. По этому унизительному для армянского народа договору и дополнительным протоколам к нему армянская сторона обязывалась безотлагательно демобилизовать вооруженные силы, не допускать формирования на своей территории каких – либо вооруженных банд (воюющих с турками – Г.В), «приложить все усилия» для незамедлительной эвакуации армянских вооруженных сил из Баку* (с территории третьей страны ! – Г.В.), а турки получили право иметь своих военных комиссаров в Армении, которые должны наблюдать за беспрепятственным передвижением турецких войск и обеспечением их продовольствием…

*ст.11 Договора

Статус армянского народа в Первой Мировой войне – как свершившийся геноцид армян на своей исторической родине, так и борьба более трехсот тысяч армян на фронтах против Германии и ее союзников на стороне Антанты, борьба армянских добровольческих полков против Османской империи, не соответствовал статусу «независимой» Армении в состоянии «мира и дружбы» с исполнителем геноцида армян и оккупантом Западной Армении Османской империей.

Совершенно ясно и то, что первыми признав Армению и подписав Батумский договор, турки решали для себя главные задачи: во-первых, упредили и сняли с повестки дня мировой политики реальную угрозу держав Антанты создать Армению при расчленении Османской империи (деятельность делегации Нубара паши); во вторых, созданием закавказских государств под своим, а в случае с Грузией и немецким протекторатом, навечно отбросить Россию за Кавказ; в-третьих, принять на себя выгодную роль арбитра при решении территориальных споров между закавказскими государствами. Превратить Армению в театр военных действий и уничтожить остатки армянского народа в тисках Турции и ее дочернего государства Азербайджана на пути реализации пантюркистской стратегии не представляло в перспективе особой трудности. Излишние и неоправданные опасения армянских деятелей «не раздражать турок» не могли избавить от последующих геноцидов. Угрозы, затаенные для армян в так и не ратифицированном Батумском договоре, вскоре обернулись для армянства новыми трагедиями. В июле 1918 года Кавказская исламская армия Нури – паши, обойдя Араратскую долину, вторглась на территорию Азербайджана где, обьединившись с вооруженными формированиями мусаватистов и вырезав несколько десятков тысяч армян Нухинского, Арешского и Геокчайского уездов, обьединенными силами вышла на подступы к Баку. Положение бакинской комунны осложнилось и тем, что выдвинувшись против турков в направлении Кюрдамира, коммиссары узнали о том, «что немецкие войска через Тифлис идут против Баку»*

*С.Г.Шаумян, том 2,с.409,М.1978.

Участь падения Баку предрешили ошибки, допущенные командирами армянских вооруженных формирований Баку и отправка Сталиным из Царицына в Баку всего лишь 1760 солдат из 9000 отряда Красной армии под командованием Григория Петрова. Возможно, Сталин был заинтересован в расправе над бакинскими комиссарами по следующим причинам: во-первых, многие из них знали о том, что в годы бакинского подполья Сталин был агентом царской охранки и однажды сдал Шаумяна на квартире, о которой знал только он; во-вторых, у Шаумяна, которого прозвали «Кавказским Лениным» было не меньш, если не больше, авторитета среди большевиков, чем у Сталина, и, тем самым, Сталин избавлялся от потенциального конкурента в борьбе за власть в партии и государстве. 15 сентября 1918 года обьединенные турко – татарские силы вторглись в Баку и под руководством турецких офицеров начались погромы, изнасилования, убийства армян, впрочем, и русских. На следующий день Халил — командующий группой армий «Восток» (подписавший Батумский договор «О мире и дружбе») и Нури-паша принимали военный парад на крови…

За считанные дни турко – татарские формирования вместе с местной чернью учинили геноцид, вырезав более чем тридцать тысяч армян Баку, и демографическая структура города оказалась резко преображенной. В одночасье Баку из некогда крупного центра армянского капитала (нефтепромышленность, торговля и т.д.), культуры и образования царской России был превращен в столицу Азербайджана…

Турция, действуя в условиях цейтнота, с лихвой компенсировала поражения на всех других фронтах геополитической экспансией в Закавкaзье и созданием Азербайджана. Турки довершили в отношении армян Баку все то, что не успел завершить царский режим в 1905 – 1906 годах… Через десятилетия, в январе 1990 года, в зародившейся на геноциде армян столице Азербайджана, учинят новый геноцид армян Баку и, изгнав более двухсот пятидесяти тысяч армян, превратят его в моноэтнический город. Советская армия спасла лишь конституционный строй в Азербайджане и помогла вывезти из Баку спасшихся чудом армян. Спустя год с лишним в апреле – июне 1991 года, обьединенные силы Советской армии, внутренних войск МВД, КГБ СССР и азербайджанского ОМОН-а осуществили при полной информационной блокаде чудовищную операцию “Кольцо” по депортации армянского населения Арцаха, в точности повторив турко – мусаватистские удары 1918 – 1920 годов, отбросив армян Арцаха на 50 с лишним километров от Армении и создав реальную угрозу геноцида населения. Скорость проведения депортации армянского населения чуть более превзошла скорость освобождения армянскими дивизиями от фашистов населенных пунктов от Кавказа до Берлина. Реализация операции сопровождалась убийствами (Т.Крпеян, С.Ачигезян и др.), насилием, грабежами. Десятки людей были убиты, сотни людей были арестованы и брошены в бакинские тюрьмы, из них десятки замучены до смерти – директор винзавода Ю. Джангирян, майор милиции Г. Шахбазян, жители Бердадзора А. Мкртчян и Г. Петросян и многие другие. Необходимо упомянуть и тот факт, что незадолго до операции “Кольцо” в Ереване в известных кругах состряпали документ «О создании правительства Нагорного Карабаха в изгнании» и ввели в его состав несколько человек. В переводе на понятный язык это означает – готовились к самому худшему – полному изгнанию армян Карабаха с этой земли, а члены так называемого «правительства в изгнании» должны были якобы на международной арене представлять интересы, упаси Бог, потерявших родину армян Карабаха! Таким образом, советские власти при бесхребетном Горбачеве выступили союзниками пантюркизма и довершили то, о чем не могли даже мечтать пантюркисты Турции и Азербайджана в 1918 – 1920 –х годах.

Через пару месяцев Азербайджан обьявит себя правопреемником Азербайджанской демократической республики 1918 – 1920 годов. Совершенно точное сущностное и справедливое определение геноцидного правопреемства во временной связи. После сентября 1918 года неподвластными пантюркизму остались только армянство Карабаха и Зангезура. Незадолго до окончания войны в ноябре 1917 года «в обмен… на поддержку евреями всего мира дела союзников», финансовую помощь еврейства и благодаря деятельному участию богатого армянина-масона Джеймса Малькома еврейство получило «Бальфурскую декларацию», одобрившую создание в Палестине «национального очага для еврейского народа». 30 октября 1918 года было заключено Мудросское перемирие, означавшее полную капитуляцию Турции. Все члены Антанты и участники борьбы на стороне Антанты что-то приобрели – Англия, Франция, Греция, Италия, арабы. К этой дате прямые потери армянского народа в Первой мировой войне в результате геноцида и гибели на фронтах можно оценить в 1,65 млн. человек (рецидивы геноцида армян продолжатся до 1923 года) и эта цифра превышает общие потери таких держав как Франция, Великобритания, США, а в процентах от численности народа жертвы армянского народа несопоставимы ни с одним другим народом. Ни один другой народ не может сравниться с армянским и по территориальным потерям, в смысле потери ареала многотысячелетнего обитания со всеми вытекающими из этого последствиями (экономическими, культурными и т.д). К Мудросскому перемирию армянство подошло с геноцидом и Батумским договором, и армянский народ не получил никакой компенсации. В январе 1919 года в Великобритании выйдет изданная картографическим обществом карта, на которой территория Армении с выходами к морю включает в себя Восточную Армению, Западную Армению и Киликию…

Армению и армянский народ распяли в ходе первой мировой войны и это тягчайшее преступление не только перед армянским народом, всем человечеством, но и перед Богом.

Говорят история не терпит сослагательного наклонения, тем не менее зададимся следующими вопросами:

1. Кто и как подавил естественные инстинкты армянского народа к оказанию вооруженного сопротивления в целях недопущения геноцида или минимизации потерь геноцида?

2. Кто боролся за право армян служить в армии Турции и каким путем мобилизовали армян в армию Турции, каким образом почти 300 тысяч армянских солдат были отправлены на Багдадскую железную дорогу и убиты?

3.Если бы свыше 300 тысяч армян в армии царской России воевали бы не на Западном, а на Кавказском фронте, решилась бы Турция совершить геноцид армян, отошли бы в этом случае армяне от занятых царской позиций в Западной Армении?

4. Почему на фоне сговора грузин с Турцией и Германией, в силу протурецких позиций закавказских турков независимость Армении не была провозглашена до января 1918 года, до заключения договора большевиков с турками в Брест – Литовске?

5.Смогли бы армянские вооруженные силы продержаться в боях против турков еще пять месяцев после мая 1918 года до заключения Мудросского перемирия, а не подписать Батумский договор?

6.Смогло бы армянство не допустить геополитической экспансии Турции в Закавказье в 1918 году, предотвратить рождение Азербайджана и череду геноцидов в Нухе, Ареше, Геокчае, Баку и позже в Шуши?

3. Турецко – мусаватистская агрессия против Карабаха

Вопреки ошибочно сложившемуся мнению о том, что выполняя условия Мудросского перемирия турки вывели все свои военные формирования из Закавказья, следует подчеркнуть, что многие из турецких пашей ( Джемал, Халил,Нури и другие), офицеров во главе регулярных турецких частей остались для борьбы против армян в сопредельных с Карабахом и Зангезуром районах, а часть турков влилась в мусаватистскую армию, что впоследствии признавал даже Кязым Карабекир.

С первых дней реализации геополитического проекта под названием Азербайджан и его притязаний на территории автохтонных народов региона — армян, талышей, дагестанских народностей перед властями Азербайджана стояла задача покорения этих народов и насильственного присоединения их территорий. С тех пор и до настоящего времени все в азербайджанском государстве абсолютно управляется Турцией и за видимым армяно – азербайджанским противостоянием стоит истинный участник – Турция с его доктриной пантюркизма*.

*Отмечу важную деталь – армян Карабаха в советские годы не удалось обмануть интернациональной демагогией о создании новой “социалистической нации – азербайджанцев”, они всегда идентифицировали соседей турками.

Помимо турок, реализующих пантюркистские планы, вооруживших Азербайджан и задействованных в боевых действиях против армян, возвращавшиеся с турецкого фронта в Россию деморализованные революцией и большевистской пропагандой части русской армии также способствовали вооружению обьединенных турко-азербайджанских войск. Переходя через армянонаселенные пункты Карабаха, они категорически отказывались передавать, либо продать армянскому населению оружие и боеприпасы (у которого была возможность насильно разоружить «единоверных братьев» — русских), но, оказавшись на территории населенной азербайджанскими турками, под угрозой смерти разоружались, или, соглашаясь продать оружие, оказывались обманутыми и уничтоженными. Так, например, кроме того, что азербайджанским туркам досталось после распада Закавказского сейма вооружение целого корпуса, им перепало все вооружение русских пограничных (с Ираном) постов и военные склады вдоль железной дороги Баку-Джульфа, пограничники же были убиты; в Барде, Евлахе и Агдаме русские отряды сдали мусульманам все вооружение и были уничтожены; в районе Джебраила заживо захоронили в колодцах целую роту русских солдат.*

*«Нагорный Карабах в 1918-1923 г.г.», сборник документов и материалов, изд.АН Армении,Ереван,1992.

В январе 1918 г. тысячи русских солдат были расстреляны у железнодорожных станций Акстафа, Шамхор и Далляр близ Елизаветполя . Только у Шамхора банды мусульман захватили «до 15000 ружей, до 70 пулеметов и два десятка пушек». Об этом писала газета «Бакинский рабочий» (№№ 30 и 31 ), клеймил это злодеяние и Сталин (И.В.Сталин, ПСС,т.4, «Контрреволюционеры Закавказья под маской социализма»). Трупами русских солдат, как свидетельствовали очевидцы, были усеяны не только железнодорожные линии, но и остальные дороги, ведущие в направлении Грузии и России. Захваченное оружие использовалось сначала для убийства русских солдат, а потом против армян всего армянского правобережья реки Кура. В то же время оружие, предназначенное для Шушинского полка, так и осталось в Горисе. Это, мягко выражаясь, преступное разгильдяйство позже было выявлено генералом Андраником. Но это другая тема – не будем о ней сейчас.

Во время войны между армянами Арцаха и Азербайджаном в 1991-1994 г.г. по обьективным оценкам экспертов Азербайджан имел абсолютный перевес в авиации, танках, артиллерии, залповых системах “Град”, ему только со складов окружного и стратегического назначения, находящихся на территории Азербайджана было передано свыше 12 тысяч вагонов боеприпасов. Оружие передавалось под каждого нового президента Азербайджана, несколько крупных партий оружия было передано и со складов ЗАКВО на территории Грузии и завезено из России при Г.Алиеве для перелома хода войны и укрепления его власти. Помимо этого Азербайджан получал немало оружия из Турции и ряда других стран, закупил оружие и боеприпасы у Украины и т.д.. Путем несложной арифметики нетрудно подсчитать — для убийства одного армянина, если учесть, что в Арцахе осталось 100 тысяч населения, азербайджанцы получили свыше 8 тонн боеприпасов. Особо нужно подчеркнуть тот факт, что переданное Азербайджану оружие для уничтожения армянства Арцаха оказалось в руках более двух тысяч боевиков турецкой организации “Боз курт”( “Серые волки”), международных террористов Хаттаба, Басаева, Радуева, других не менее одиозных личностей и у более трех тысяч афганских моджахедов — наемников, завезенных режимом Г.Алиева. История доказывает — оружие азербайджанцев стреляет в армян и русских, а иногда служит и для подавления автохтонных в Азербайджане талышей и народностей Дагестана. «Иваны, не помнящие родства» не должны забывать и то, что в наши дни, всего лишь годами ранее, из Азербайджана перебрасывалось по суше, Каспийскому морю (через Дагестан) и воздуху (самолетами Ан – 24 и АН – 26) оружие боевикам Чечни и Дагестана и было использовано для убийства тысяч солдат федеральных сил и сотен работников местных правоохранительных структур (данный факт до сих пор тщательно скрывается от россиян). Кстати, к сведению продающих в наши дни Азербайджану современное разрушительное оружие массового поражения: сегодня на территории Азербайджана проходят совместные турецко-азербайджанские военные учения, на которых осваивают проданное Азербайджану российское оружие. Сотни тысяч русских, убитых во время русско-турецких войн и на фронтах 1-ой мировой войны и десятки тысяч русских, истребленных закавказскими турками в 1917-1920г.г. и в 1990-1991г.г. переворачиваются в гробу от подобных сделок страдающих амнезией потомков, продающих геноцидному Азербайджану самое современное вооружение – а, по сути, и Турции, признающей Россию потенциальным врагом.

В отличие от тюркских племен, которые по Закону Российской империи от 1 января 1886 года (действовал в Закавказье с 28.03.1886 года) вносили «воинский налог» в казну и не призывались на военную службу из–за неблагонадежности, положение армян Арцаха от Геташена на севере до Дизака на юге усугубилось и тем, что десятки тысяч уцелевших армян, задействованных во время Первой Мировой войны на европейском театре боев царской армии (На Кавказском фронте были задействованы добровольческие армянские полки), переброшенных туда из-за мнимых опасений царского режима, еще не успели вернуться на родину. Сколько тысяч армян Арцаха было призвано в царскую армию, сколько погибло, сколько вступили позже в Красную армию и потеряли связь с родиной неизвестно до сих пор – такой статистики никто не вел.

Незадолго до начала Первой Мировой войны Энвер – паша отправил на Кавказ и Среднию Азию пантюркистских агентов для разведывательной и подрывной деятельности против России.

К уже действовавшей до войны в среде турков Шуши протурецкой партии “Мусават” с 1917 года добавился местный филиал турецкой партии “ Иттихад ве тераки“, именуемый в Карабахе “Иттихад”-ом, со структурами в тюркских селах. Обе партии поддерживались масонскими ложами (“Гранд Оттоман и другие) и финансировались миллионерами Набиевым и Тагиевым, а также Турцией. Пантюркизм стал идеологической платформой обьединения этих партий и в той мере, как трудно определить, где кончается Турция и начинается Азербайджан, невозможно было определить и разницу этих партий.

Назначенные Нури пашой в мае 1918 г. в тюркские села Карабаха турецкие коменданты и эмиссары из военных и разведчиков занялись мобилизацией, обучением, вооружением местных мусульман, формированием боевых групп из десяти человек под командой “онбаши”(десятник), сотен под командой “юзбаши”(сотник) и потребовали от армян безоговорочного подчинения Турции и Азербайджану. С тех пор в сознании местного тюркского населения укоренилось убеждение, что истинный хозяин этой земли Турция и без Турции Азербайджан не в состоянии бороться с армянами Карабаха и потому идеи пантюркизма для них более приемлемы, чем идеи рожденной в России партии “Мусават”, допускавшей создание Турана под властью России.

Отвергнув этот ультиматум, армяне Карабаха в сентябре — октябре 1918 г. вынуждены были противостоять агрессии многократно превосходящих в живой силе и вооружении обьединенных турецко-азербайджанских войск,* и разбили их у Хцаберда и дважды у Мардакерта, а затем и у села Мсмна, причинив им большой урон.

*Веиб паша провозгласил себя командующим 1-ой азербайджанской дивизией

Лишь отсутствие у армян Карабаха артиллерии позволило в октябре 1918 года Джемал Джавит — бею после многодневных ударов артиллерии на фронте от села Караглух до села Мюришен занять Аскеран, разорить прилегающие к дороге Агдам — Шуши армянские села и 8 октября 1918 года войти в Шушу, установив контроль над дорогой Агдам – Шуши.

В этих условиях Турция и Азербайджан, не отказываясь от стратегической цели аннексии Карабаха и полного уничтожения его армянского населения, сосредоточились на внедрении агентуры в армянские села и районы в целях выявления настроений, вооружения, численности боеспособного населения, наличия продовольственных запасов, установления политических и военных организаторов народа, их физического устранения и, поскольку внедрение тюркских разведчиков в моноэтнические армянские села было заведомо провальным занятием, мусаватисты и турки сделали ставку на вербовку агентов из армян, бросив на эти цели огромные деньги и т.д.

К сожалению, необходимо признать, что в ряде случаев руководству Азербайджана и туркам удавалось получать тем или иным способом ценную информацию от некоторых армян, о чем свидетельствуют архивные документы, добытые в архивах Азерб. ССР большим патриотом Карабаха Н. Г. Багиряном (работал в партийных органах и государственных учреждениях Азерб. ССР, сборник документов хранится в Государственном музее НКР). Эти документы свидетельствуют о том, что агенты-армяне снабжали ставленника Великобритании и мусаватистского правительства Азербайджана, так называемого генерал-губернатора Карабаха Х.Султанова важными сведениями политического, военного, экономического характера. Так, в адресованном МВД сообщении от 1.02.1919 г. говорится о том, что “армяне второго полицейского участка совершенно не признают Азербайджан; там Сократ Шахназаров образовал Варандинский участок…собранным агентурным сведениям действительно Сократ производит набор молодых людей…”. Приведу и некоторые выдержки из телеграмм Султанова правительству, военному министру, министру внутренних дел, «Сейчас получил сведения от агента-армянина, прибывшего из Дыга. В Дыге (село Тех Горисского района Армении — Г.В.) сосредоточено до трех тысяч человек вооруженных жителей под начальством офицера; имеются две пушки и пулеметы, в Ханазах перевезена их одна пушка …»; «посланный мною в Герусы (Горис – Г.В.) армянин доносит: дней десять тому назад регулярные части находившиеся в Зангезуре, числом 2000 покинули пределы Зангезура…как заявляет шпион регулярных частей в Зангезуре нет, имеются две пушки в Зангезуре и четыре в Герусах …Хлеб имеется, патронов в изобилии»; «Наступление начнется по сигналу костром, разведенным около башни в Гаскреазуре. Сигнал будет дан Карабахскому армянству для общего восстания. Одновременно пройдет по нагорной полосе ныне сгрупированная в селении Геташен Ганжинского уезда масса армян в Шушинский уезд для занятия Аскерана»; «В Карабахе подготовка у армян идет усиленно, патронов у них мало. Многие из Шуши и Дашалтов (Карин так — Г.В.) уходят…»; «Достоверно известно, что в Агдару (Мардакерт-Г.В. ) прибыли официальные лица из Эривани с крупными суммами с целью закупить миллион пудов пшеницы для нужд войск Армении»; «Кроме посланного Вам уже почтой первого сведения о намерении армянских частей двинуться через Зод, поступило второе же такого же содержания , но из другого источника»; «По агентурным сведениям, приехал из Арарата в Джеваншир в селение Ванк полковник» и т.д. и т.д. За девятнадцать дней до резни армян в Шуши, 4 марта 1920 г. Султанов телеграфом просит МВД: «Для обеспечения разведчиков деньгами задача достигнет цели. Прошу срочного распоряжения перевести на сей предмет 3000000 рублей». Перерядившийся в большевика после вхождения 11 Красной армии в Азербайджан пантюркист Асад Караев, назначенный Баку “Карабахским губернским ревкомом” в письме “Герусинскому уездному ревкому” от 19 июля 1920г. писал: «глубоко ошибочна была ваша старая политика, т.е. занятие Карабаха и Зангезура войсками. Мы знаем, что наши войска разбились и отступили, а сегодня вместо войск наши деньги делают чудеса. Снова и снова повторяю свой совет: не жалеть никакой суммы, увеличьте жалование, дайте наградные и все то, что они хотят. Правительство постановило для присоединения Карабаха и Зангезура к Азербайджану отпустить 200 млн. руб. Надо поторопиться».

Временное правительство и Национальный совет Карабаха не располагали финансовыми и другими возможностями организации разведывательной и контрразведывательной деятельности. Приведенное выше вместе с другими причинами — продиктованной нефтяными интересами проазербайджанской политики Великобритании, считавшей армян союзниками русских и поддержавшей территориальные претензии Азербайджана на Карабах, Зангезур, Нахичеван и учредившей в крае генерал – губернаторство; нехваткой оружия и боеприпасов; отсутствием единого командования разрозненными силами четырех районов; отходом генерала Андраника от границ Карабаха под давлением британской миссии; неадекватная оценка ситуации и ошибочная политика руководства Армении того периода к действиям британской военной миссии и нависшей над армянством края угрозы геноцида со стороны турок и кавказских татар привели 5 июня 1919 г. с молчаливого, а по сути преступного попустительства британской миссии в Шуши, к резне свыше 620 жителей армянских сел Кайбалишен, Кркжан, Пахлюл и Джамилю обьединенными турко – азербайджанскими силами и курдскими бандами под командованием брата генерал-губернатора Султана Султанова*

*«Нагорный Карабах в 1918-1923 г.г., сборник документов и материалов, изд. АН Армении, Ереван,1992.,сс.120-125,с.с.282-283,с.с.403-407.

У руководства Армении было еще достаточно времени, чтобы вместо бесполезных дипломатических нот удовлетворить просьбу Армянского Национального Совета Карабаха «направить сюда (в Карабах – Г.В.) военного руководителя для обьединения всех жизнеспособных, но разрозненных сейчас военных сил» и принять другие энергичные меры военного характера (мобилизация, поставки оружия ) для противодействия геноцидным планам Турции и Азербайджана*

*Там же, с.123 – 125.

Армянский Национальный Совет и командование армянских вооруженных формирований Шуши, не зная о военных приготовлениях противника «для окончательной ликвидации вопроса о Нагорном Карабахе» (из письма Х.Султанова от 2 марта 1920 года председателю правительства, военному министру, министру внутренних дел, за 20 дней до резни Шуши) и скрытом сосредоточении азеро – турецких сил и курдских банд в окрестностях Шуши, поддались ошибочной оценке и плану уполномоченного представителя Армении Арсена о том, что при развертывании боевых действий на участках Ханкенди, Аскеран, Карабах — Гандзак «на Шушу даже не надо будет наступать», ибо «турки там и сами сдадутся», вывели армянские части из Шуши для очистки Аскерана от турецкого гарнизона, оставив армянскую часть города беззащитной*.

*З. Мелик – Шахназарян, “Записки Карабахского солдата, с.47, Москва – Ереван, 1995г.

Аскеранская крепость была освобождена от турков 23 марта 1920 года, в то же время запылал Шуши…Эта ошибка обернулась геноцидом 30 тысяч армян Шуши и окрестных сел – таких потерь армяне Карабаха не имели во многих битвах за всю многотысячелетнюю историю. В письме правительству РСФСР член компартии Азербайджана Мусаев Оджахкули написал : “По приказанию бывшего генерал – губернатора Хосров – бека Султанова погромы продолжались более шести дней…Султанов, произнося речи, обьявлял мусульманам о священной войне и призывал окончательно покончить с армянами города Шуши, не пощадив женщин, детей… ….Аскеры заняли дорожные полосы Шуши, разгромив все окрестные армянские села под предводительством генералов Шихлинского, Салимова, Мехмандарова, Халила – паши и других»*

*«Нагорный Карабах в 1918-1923 г.г., сборник документов и материалов, изд. АН Армении, Ереван, 1992, с.638).

В этом же письме содержится весьма важное признание О.Мусаева о переходе “панисламистов Иттихад в партию коммунистов” свидетельствующее о существовании созданной турками в Карабахе филиала организации “Иттихад ве тераки”. Забегая вперед подчеркну – эти агенты пантюркизма под личиной коммунистов никуда не исчезнут: внедрятся в партийные и государственные органы, силовые ведомства, разные учреждения Азербайджана и будут действовать против армянства всего армянского правобережья Куры и в особенности армян Карабаха вплоть до распада СССР.

А в то тяжелое время для армян Карабаха, лишь 3 апреля 1920 года, после геноцида армян Шуши, глава правительства Армении, выступая на чрезвычайном заседании парламента, скажет: «Может, многим покажется странным, что после всего происшедшего еще говорится о дипломатии, но правительство вновь избрало этот путь, чтобы не отклоняться от мирного процесса, у Карабаха нет артиллерии, нет армии, и мы не идем ему на помощь не потому, что не в состоянии, а потому, что мы избрали благородный путь, мы с нетерпением ждем последнего слова мирного конгресса, и если только решение не последует, то у правительства найдутся средства для оказания помощи соотечественникам»

*Там же, с.405 – 406.

Пробившимся после Шушинской трагедии в Карабах (13 апреля 1920 г.) отрядам Дро и Нжде вместе с местными армянскими формированиями удалось изменить ситуацию и перехватить стратегическую инициативу, однако вскоре под ультимативным давлением Советской власти отряд Дро покинул пределы Карабаха и 1 июня 1920 года оказался в Зангезуре.

4. Пантюристско – большевистский геноцид армян Карабаха

Положение армянства Карабаха не изменилось к лучшему и после молниеносного, на удивление бескровного вхождения 11 Красной армии в Баку и советизацией Азербайджана в конце апреля 1920г. . К сказанному необходимо добавить, что практически все силы войск Азербайджана и Турции были в это время задействованы для уничтожения армян Карабаха и Зангезура, а север государства не мог быть прикрыт войсками. В начале мая 1920 года В.Ленин получил письмо Мустафы Кемаля от 26 апреля в котором говорилось: “Если советские силы предполагают открыть военные операции против Грузии или дипломатическим путем, посредством своего влияния, заставят Грузию войти в союз и предпринять изгнание англичан с территории Кавказа, турецкое правительство берет на себя военные операции против империалистической Армении и обязывается заставить Азербайджанскую Республику войти в круг советских государств”. Накануне вторжения Красной армии министр обороны Азербайджана Мехмандаров прикинулся больным, а его заместитель Шихлинский отдал приказ восстановить около километра железную дорогу, разрушенную до этого в целях недопущения продвижения большевиков, и ни один из мостов, подготовленных заранее к взрыву, также не был взорван. В «Очерках русской смуты» русский генерал Деникин пророчески писал: ”Все в Азербайджанской Республике было искусственным, ненастоящим, начиная с названия…».

Уникальнейший случай – в сторону вошедшей в Баку Красной армии из искусственного государства не было произведено ни одного выстрела из ружья! Указанное, как показывает анализ документов того времени, стало возможным благодаря сговору большевиков с Турцией, полностью контролировавшей ситуацию в Азербайджане и способствовавшей занятию его Красной армией в обмен на гарантии включения Нахичевана, Карабаха и Зангезура в состав Азербайджана. Справедливости ради отметим, что позже в ряде мест (Гянджа и т.д.) турецкие офицеры при поддержке местных пантюркистов поднимут мятеж против большевиков и Красная армия для их подавления вынуждена будет прибегнуть к помощи армянских вооруженных формирований. Вопреки точке зрения наркома иностранных дел Чичерина о том, что “оккупация” спорных территорией Красной армией не предрешает вопрос подчинения “той или другой республике и что эти территориальные конфликты будут разрешены смешанной комиссией под председательством представителя России, причем Смешанная комиссия будет руководствоваться этнографическим составом населения и его волей”, Сталин, считая, что Чичерин “ни черта в дипломатии не понимает”, в телеграмме Г.Орджоникидзе 8 июля 1920года (за год до решения Кавбюро РКП (б) от 5 июля 1921 г. – Г.В.) инструктировал: «Мое мнение таково, что нельзя без конца лавировать между сторонами, нужно поддержать одну из сторон, определенно, в данном случае, конечно, Азербайджан с Турцией. Я говорил с Лениным, он не возражает»*

*Там же, с.524.

После этого Орджоникидзе в телеграмме от 11 июля и по телефону настойчиво требовал разоружить “контрреволюционное армянское село Чардахлу“ (северный Арцах — Г.В.). Для тех, кто сегодня не имеет представления о селе Чардахлу, скажу лишь, что это родина двух Маршалов Советского Союза И.Баграмяна и А.Бабаджаняна, семи Героев Советского Союза, двенадцати генералов; в войне 1941-1945 г.г. участвовало свыше 1250 человек, из коих 320 погибло, а главный “контрреволюционер”- Баграмян с минимальными потерями освободил от фашистов названый Гитлером “абсолютно неприступным бастионом немецкого духа” город — крепость Восточной Пруссии Кенигсберг (Калининград); позже, во время Карибского кризиса, под носом американцев скрытно перебросил советские ракеты на Кубу.

Командиры частей Красной армии, как свидетельствуют документы того времени, руководствовались установкой “главное, конечно, не вопрос о разоружении, а подчинении“ Азербайджану. Под предлогом того, что присутствие армян в Красной армии “создает провокацию не только среди темной мусульманской массы, но даже мусульман – коммунистов, а на самом деле, чтобы красноармейцы – армяне не узнали о зверствах большевиков против своего народа, Орджоникидзе приказал всех военнослужащих армян вывести из частей Красной армии и отправить в запасной полк в Баку. Разлагающее влияние сопротивлению оккупации Красной армией в мае 1920 года Карабаха оказали армянские коммунисты, у которых, как признается в докладе красноармейского командования, “почти в каждом крупном селении имелась коммунистическая ячейка”. Mестные коммунисты руководствовались подброшенными извне ложными тезисами об “экономической связи Карабаха с Азербайджаном” ( это при осаде Карабаха! – Г.В.) и о том, что сегодня турок уже “революционный аскер”, оккупация красноармейцами поможет установить советскую власть и связь с большевистской Россией, избавить народ от резни и новых бедствий, обеспечить хлебом. Что и дезорганизовало силы сопротивления. Командующий 11 Красной армии приказывал: “На каждое нападение дашнаков ответить ударом по местности, откуда было произведено нападение, и жестоко расправляясь с виновными, отбивать охоту…”. Наряду с разоружением Красная армия для собственных нужд экспоприировала скот, продовольствие, пшеницу у армянских крестьян, под угрозой истребления заставляла жителей сел “давать подписки о якобы их желании присоединиться к Азербайджанской республике”. Не желавшие подчиниться Азербайджану армянские села при полном взаимодействии Красной армии и следовавшими за ней турецкими и азербайджанскими войсками, курдскими бандами подверглись погромам и сожжениям.

*Как и во время операции “Кольцо” в 1991 г.

Для представления масштаба преступлений красноармейского командования и большевиков в интересах пантюркизма приведу лишь один пример. В начале мая 1920 года из Шуши накануне оккупации Красной армией Карабаха в село Трнаварз (Кармир гюх – Г.В.) приехала агитбригада из числа уже перерядившихся в большевиков вчерашних пантюркистов и стала убеждать армянских крестьян подчиниться советизированному Азербайджану. Встретив отпор крестьян, которые ни о какой власти Азербайджана не хотели слышать, агитаторы прибегли к шантажу и угрозам. Споры переросли в вооруженную стычку в ходе которой около десяти непрошенных агитаторов были убиты, а трупы были выданы шушинским туркам. Через несколько дней из Шуши выехал турецкий отряд в несколько сот человек с намерением отомстить армянам – из села Трнаварз за недавнее убийство членов агитбригады, и села Мсмна — за уничтожение турков в 1918 году. И, вместе с тем, опустошить армянские села на пути через Дизак для выхода к реке Аракс. Отряд Дро вместе с ополченцами Трнаварза и окрестных сел занял выгодные позиции на подступах к селу и подпустил турков на близкое расстояние. В ходе внезапной атаки армянских сил турки были уничтожены, у армян потери были незначительны. В июне 1920 года обосновавшиеся в Шуши красноармейцы и местные пантюркисты по списку, составленному по доносу предателя из того же села, заманили «на собрание» в Шуши 72 человека из села Кармир гюх, и по 6 — 8 человек из окрестных сел, и расстреляли их на площади. В числе убитых оказались все причастные к уничтожению турецкого отряда армянские герои, командиры ополчения села Кармир гюх Акоп и Моси Аветисяны, командир ополчения соседнего села Хачмач, брат моего деда, участник 1-ой Мировой войны Баграт Газарян, тогда же был убит муж сестры деда. Трупы убитых для устрашения и издевательств оставили на площади … В семейном дневнике хранится запись о том, как старший брат деда — Алексан, вернувшийся с германского фронта в начале 1917 года с протезированной ногой, рискуя жизнью, сумел ночью обойти выставленные посты, отыскать тело брата, перевезти на родину и похоронить на родовом кладбище. Через считанные дни в том же селе Трнаварз были арестованы староста села Шамир, его сын и еще четыре человека, которых также расстреляли в Шуши по обвинению в дашнакизме. Место захоронения этих и других жертв пантюркистско-красноармейских расстрелов и казней в окрестностях Шуши до сих пор неизвестно… Кроме расстрелов в Шуши совершались массовые расстрелы несогласных подчиниться Азербайджану организаторов сопротивления армянских бойцов, членов политических партий, представителей интеллигенции и духовенства: из Хачена — в Агдаме, из Джраберда — в Тартаре, из Гюлистана — в Елизаветполе (Гяндже), из Дизака — в Корягино и Джебраиле.

Гарегин Нжде 30 ноября 1920 года написал командирам Красной армии: «Вашими разнузданными действиями, изнасилованиями и убийствами женщин и детей вы напоминаете нам варварства, учиненные руками печально известных янычар. Вы камня на камне не оставляете. Происходят обычные убийства, изнасилования женщин и девушек, разбой…Под вашим флагом действуют османские паши – убийцы, являющиеся проклятием и позором Востока»*

*Нжде. Жизнь и деятельность, реликвии, свидетельства, Лос-Анджелес, 1989, стр. 139-140.

Эти расстрелы, разоружения, конфискации и стремление подчинить Карабах Азербайджану породили вспышку народного восстания под руководством Тевана Степаняна, названного при советской власти “авантюрой Тевана”. Ударам армянских сил подверглись части красноармейцев, турецких и азербайджанских войск, а добытые трофеи помогали вооружить новые отряды восставших. За короткое время количество бойцов под командованием Тевана от нескольких десятков достигло 1800 человек, отдельные отряды восставших были во всех районах. Еще живы в Арцахе люди, которые укажут место откуда по родине Тевана селу Туми стреляли пушки красного командира Войцеховского. А тогда непокорность армянского духа Карабаха и народное восстание вынудили Нариманова выступить 30 ноября 1920 года с обращением Ревкома Азербайджана “О передаче Нагорного Карабаха, Зангезура и Нахичевани Советской Армении ”. Очевидно, и об этом свидетельствуют последующие шаги и возбуждение вопроса Карабаха в Кавбюро РКП (б), этой декларацией Нариманов, наверное, с подсказки сразу же поддержавшего эту инициативу Сталина в воззвании “Да здравствует Советская Армения!“ пытался усыпить бдительность армян, декларируя передачу Карабаха Армении, создавал видимость устранения причины восстания и выигрывал время для подавления восстания в Карабахе.*

*Газ. “Правда”, номер 273, 4 декабря 1920 года; Сталин, ПСС, т. 4, с. 440, М., 1947 г.

15 февраля 1921 года председатель Шушинского уездревкома Т. Махмудбеков докладывает председателю Азревкома: ”До сих пор не было ни одного случая, чтобы по приходе людей Тевана в какое – нибудь село население последнего оказало бы им сопротивление. Комячейки обычно рассыпались: часть переходила на сторону Тевана, остальные непростительно бросали свои революционные посты – бежали. Бывали случаи, когда наши воинские отряды, продвигаясь вперед, подвергались нападению с тыла, где за сутки до этого кричали: «Да здравствует Советская власть» *

*Там же, с.612. Копия доклада была направлена и С.Орджоникидзе.

Во время нападения отряда Тевана на гарнизон красноармейцев в Ханкенди (Степанакерт) было убито около ста солдат, 150 солдат взято в плен. Естественно, что и у восставших было немало боевых потерь. В упомянутом выше докладе есть важное свидетельство обьединения усилий большевиков с пантюркистами в борьбе против армян и просьба в этих целях освободить арестованного бывшего губернатора Х.Султанова. Теван по сути обьявлял Карабах неотьемлей частью Армении. Не будь героической борьбы Тевана турко – азеры с большевиками пролили бы больше армянской крови и отторгли бы от Карабаха еще больше армянских земель. Политбюро ЦК АЗКП (б) в марте 1921 года отправило в Карабах новый отряд “азербайджанской Красной армии для подавления контрреволюционных восстаний ”. В мае 1921 года, исчерпав возможности вооруженного отпора большевистско – тюркским силам, Теван Степанян с частью своих бойцов перебрался в Иран. Многие, опасаясь репрессий, перебрались туда с семьями, один из командиров восстания в Арцахе Егор Тер – Аветикян дослужился в Иране до звания бригадного генерала. Десятки и сотни бойцов, продолжая сопротивление, ушли в горы и леса. Еще несколько лет Красная армия, отряды ЧК и НКВД продолжат против них борьбу. Жительница села Чартар Сиран Мовсисян в документальном фильме про Тевана свидетельствует о расстреле ее деда — соратника Тевана Саркиса Балаяна в Шуши в 1922 году*.

*Таких генетических носителей важной информации осталось немало.

Армянский народ, не успевший возликовать, даже при всей несоразмерности наказания за геноцид, по поводу убийства С. Тейлиряном Талаата в Берлине 15 марта 1921 года, на следующий день, 16 марта 1921 года, получил при активнейшем содействии Сталина от турко – большевистского альянса новый удар — преступный Московский договор, по которому за спиной армянского народа советское руководство передало армянские территории Турции и Азербайджану (Нахичеван). Заключение Московского и позже Карского договоров (13 октября 1921 г.) с мятежным Кемалистским правительством было преступной сделкой, не имеющей юридической силы по той причине, что султанат в Турции был упразднен лишь 1 ноября 1922 года. Не будь большевистской помощи золотом, оружием, боеприпасами и продовольствием еврей из секты денме Мустафа Кемаль никогда бы не стал бы Ататюрком — отцом тюрков! Армянский историк А. Акобян справедливо отметил: ” Советская Россия первый удар по армянскому вопросу нанесла в Брест – Литовске, потом продолжила в Москве и Карсе и закончила в Лозанне”. Известный профессор по международному праву Ю.Барсегов написал: “Большевики с присущим им безразличием к политической морали, помогли Западу избавиться от своих международных обязательств. Воспользовавшись заключением советско – турецкого Московского договора 1921 г., державы Антанты отказались от ратификации подписанного всеми Севрского мирного договора”…

А ведь международные обязательства предполагают обязательства не только перед государствами, но и обязательства перед союзными народами!

Большевики могли бы и вопрос Карабаха разрешить 16 марта 1921 года, нанеся двойной удар по армянству, однако, воздержались по причине продолжавшегося восстания в Карабахе…Справедливости ради отмечу, восставшие в Карабахе отвлекли немалые ресурсы красноармейцев и турок, чем в известной степени помогли великому Нжде отбить турко – красноармейские атаки на Зангезур и защитить свободу Горной Армении..

В 1920 году Красная армия конфисковала у армянских крестьян даже предназначенные для посевов запасы пшеницы, и озимый сев был проведен лишь в некоторых высокогорных селах, обещания армянских коммунистов дать народу “хлеба” обернулись голодом 1921 года. Запрет жителям соседних с Карабахом тюркских районов под угрозой смерти продавать пшеницу армянам, принятый мусаватистским правительством, оставался в силе. Претворявший решение большевиков по Карабаху в жизнь будущий 1-ый секретарь ЦК компартий Азербайджана и Казахстана Л.Мирзоян 1 августа 1921 года на заседании чрезвычайного сьезда советов 2–го участка Шушинского уезда в селе Кендхурт (Агорте – Г.В.) сказал, что “ввиду плохого урожая в России рабочих Баку должна кормить провинция Азербайджана, в том числе и Карабах”. Начавшийся со второй половины 1920 года исход армян усилился и принял массовый характер после решения Кавбюро РКП (б) от 5 июля 1921 года о подчинении Карабаха с 95 процентным армянским населением Азербайджану. По открытым и контролируемым красноармейцами дорогам из опустошенного войнами и голодающего края десятки тысяч армян покинули Родину. Масштаб исхода армян был столь большим, что даже издаваемая в Баку газета “Коммунист” ( на армянском ) от 19 октября 1921 года, отмечая “многочисленные человеческие жертвы “, вынуждена была признать, что “бегство карабахских интеллектуальных сил – распространенное явление. Бежит буржуазная интеллигенция, бегут дашнаки, умеренные социалисты, а также и коммунисты”. Вслед за интеллигенцией Карабах покинули представители других сословий и крестьянства, тысячи семей, потерявших кормильцев в боях с турко — красноармейском альянсом, репрессированных большевиками покинули Арцах и разбрелись по всему свету.

Если во многих документах Армянского Национального Совета Карабаха 1919 года приводятся данные о 300 тысячном армянском населении Карабаха, то по сельскохозяйственной переписи населения Азербайджана, проведенной с середины августа 1921 года по декрету Нариманова (более чем через месяц после решения Кавбюро РКП (б) от 5 июля ) все население НКАО в 1921 г. составляло 129 243 человека, из которых      122 426 — армяне (94,73 %), 6 560 — азербайджанские тюрки (5,07 %), 267 человек — греки, русские, курды (0,20 %). Данные о трехстах тысячах армян включают в себя население Гюлистанского района (Шаумянского) числом около 10 тысяч человек по той причине, что с мая 1919 года (5 сьезда Национального совета) Гюлистанский район фактически вошел в состав Карабаха и управлялся  Армянским Национальным советом, что удостоверил внесением в Карабах этого района на карте представитель английского командования генерал Шательворт. Данные журнала “Аравот” о том, что “ в 1914 году Карабахская епархия армянской церкви имела 222 действующие церкви, 188 священнослужителей, 206768 прихожан, 224 армянских селения “ вызывают некоторые сомнения как по численности населения, так и по числу сел*

*Нагорный Карабах, историческая справка, Академия наук Арм.ССР, Ереван 1988, с.19.

Убежден, что количество армянских сел должно было быть больше, поскольку по переписи Азербайджана 1926 года количество армянских сел только на территории А.О. Нагорного Карабаха более 230* и к тому же, в изданной после азербайджанской цензуры книге Г. А. Кочаряна говорится: «Война и революция ураганом пронеслись над Нагорным Карабахом, оставив после себя груды развалин, множество могил. До сорока селений были уничтожены в межнациональных столкновениях»**

*Список населенных мест Азербайджана по данным переписи населения 1926 года, А.О. Нагорного Карабаха, Азербайджанское центральное Статистическое Управление, хранится в Госстатуправлении НКР

**Г. А. Кочарян, “Нагорный Карабах”, Баку 1925 г., с. 44 (только на территории автономии – Г.В.).

Укажу, что уничтоженные села впоследствии не были восстановлены. Думается, в вышеприведенных данных 1914 года не учтено население тех сел, в которых либо не было церквей, либо к указанной дате они были разрушены во время межнациональных столкновений 1905 – 1906 годов, и фактически были отрезаны от армянского массива тюркскими и курдскими селами; а также десятков армянских сел, превращенных с 1905 – 1906 годов в смешанные села с армяно – тюркским и армяно – курдским населением. Стоит отметить, что жители армянских селений низменного Карабаха (Агдамского уезда) и курдозаселенного клина между Карабахом и Арменией (Сюником), спасаясь от резни 1918 года в основном переместились в глубь Карабаха и учтены в данных 1919 года. Если значительная часть беженцев после 1921 года вернулась в села Агдамского уезда, то редко кто из спасшихся жителей армянских сел курдозаселенного клина между будущей автономией Карабаха и Арменией (Сюником) решились вернуться в свои села. Некоторые представления о численности армян указанных местностей можно составить по следующим данным переписи Азербайджана 1926 года. Так, например, в Агдамском уезде упоминаются армянские села – Бегум Саров – 1393 чел., Маральян Саров – 359 чел., Ени Гасан Кая – 134 чел., в смешанных селах Хндзристан – 18 чел., Барда – 113 чел., Кенгерлы – 78 чел. В двадцати с лишним селах численность армян составляла от 1 до 25 человек. Если до 1918 года население самых крупных армянских сел в вышеуказанной курдонаселенной местности составляло в Араре – 1078 чел. и Алгулишене – 1012 чел., то в 1924 году Арар был включен в Старотагскую волость Нагорного Карабаха с населением всего 85 чел.*

*Протокол номер 3 Центральной избирательной комиссии А.О.Н.К., 20 января 1925г., Госархив НКР, ф1.о.1. ед. хранения 17,св.2 с.58.

По данным той же переписи Азербайджана 1926 года в созданном Курдистанском уезде сведений о Араре вообще нет, как нет и в области (повисло в воздухе из-за нерешенности ?), нет сведений насчет Алгулишена, но упоминается курдо – тюркское село Аликли, где есть одно армянское домохозяйство с числом 4 чел. (видимо, курды поменяли название села на свой манер), а из десятков армянских сел сохранилось чисто армянским лишь одно село Кара-Баба (армянское название Тандзатап) с населением 131 чел.; армяне есть в Мурадханлы (27 чел.), в Минкенде и других; в более 20 селах число армян составляет от 2 до 7 человек. По той же переписи в Джебраильском уезде армяне есть в селах Халафлы (44 чел.), Горадиз (28 чел.), Худаферин (15 чел.), Дашкесан (26 чел.), Джебраил (10 чел.), и в семнадцати других селах армяне составляют от одного и двух до нескольких человек. Отмечу, что армянам не местное мусульманское население предоставило кров, а они вернулись в свои дома, однако во многие бывшие армянские села жители после советизации не смогли вернуться ввиду отсутствия всякой безопасности или уничтожения домов. По вышеприведенным фактам расселения можно сделать вывод о том, что число армянских и смешанных сел к 1918 году только в курдозаселенной территории было не менее пятидесяти, а значит число всех армянских сел в Карабахе было не меньше 330 (без учета армянских сел низменности ). Сказанное означает, что демографические данные Армянского Национального Совета Карабаха о трехсоттысячном армянском населении Карабаха правдивы и даже британская миссия в Шуши принимала эти данные. Учитывая факт возвращения около четырех тысяч армянских беженцев (Агдамского уезда и курдонаселенного клина) в свои очаги после советизации и отторжение от Карабаха Гюлистанского района с населением примерно 10 тысяч человек, приходится констатировать: за период 1918 – 1921 годов численность армян Нагорного Карабаха снизилась с примерно 286 тысячи человек до 122426 тысяч человек, или уменьшилась почти на 164 тысячи человек! Такое катастрофическое снижение численности армян обьясняется геноцидом ( Шуши, Гайбалишен и др.), потерями в боях с турко –азербайджанскими войсками 1918 – 1920 — х годов, смертями от голода и эпидемических заболеваний, потерями в боях с большевистско – турко – азербайджанским альянсом и восстаниями, репрессиями (расстрелы) и массовым исходом армян из разрушенного войнами голодающего края. Независимо от того, кто исполнители, сколько убито армян и сколько покинуло край, вышеприведенная статистка свидетельствует о бесспорном факте преступления геноцида над армянством Арцаха. В планы большевиков и пантюркистов не укладывался армянский Карабах численностью более 130 тысяч, могущий в любое время поднять восстание за присоединение к Армении, и, несомненно, массовому исходу 1921 года в немалой степени способствовали и большевистские пропагандисты.

После “кнута”, точнее геноцида, как известно, преподносится “пряник” и в 1922 году в Карабах направили «25000 пудов зерна», а в мае 1923 года – «пятьсот миллионов рублей, лошади и повозки»*

*Советский Нагорный Карабах, Баку 1983 г. с. 40.

Начнется так называемая «бурная деятельность» (больше на словах, чем на деле) по строительству школ, больницы, Степгэс – социализм должен был доказать свое преимущество. Со времени упомянутого выше решения Кавбюро Азербайджан получил действенный кадровый рычаг для направления агентов пантюркизма в Карабах под ширмой коммунистов, организаторов и прочих специалистов. По сути первую пантюркистскую организацию сформировали в советские годы назначенные Баку председатели ревкомов А.Караев, Т.Махмудбеков. С тех пор здесь, на протяжении всего периода пребывания автономной области в составе Азербайджана, действовала организация пантюркистского толка: менялись только поколения при неизменной цели – тюркизации Карабаха. Большинство засланных в область из Баку с 1921 года тюркских кадров были агентами пантюркизма и способствовали становлению пантюркистской организации, приспособленной к работе в условиях советизации.

Переоценка самим Сталиным ошибок в отношениях с Турцией произойдет после того как в период Великой Отечественной войны 26 турецких дивизий численностью 250 тысяч аскеров будут дожидаться удобного повода для вторжения в Закавказье…Случись бы такое вторжение турков, ни грузины, ни тем более азербайджанцы, у которых лозунг “один народ – два государства” действовал и в советские годы не выступили бы против турков, армянский народ как Армении, так и всего армянского правобережья Куры, в том числе Карабаха, остался бы один против турков. Ставить под ружье в Карабахе, правда, пришлось бы учащихся школ и стариков, ибо из 132.8 тысяч армян Карабаха на фронте добровольно и по призыву воевали свыше 60 тысяч армян, из коих погибло свыше 30 тысяч человек – неслыханный показатель (!), а вопрос участия армянского народа и армян Карабаха в победе над фашизмом – феномен и предмет особой гордости для многих поколений. Совершенно однозначно – такого участия и таких жертв, как у армянского народа в той войне, не знают даже народы, на территории которых разворачивались боевые действия. Не надо тешить себя иллюзиями того, что поднимая “вопрос о территориальных претензиях к Турции” на Берлинской (Потсдамской) конференции в июле 1945 г. Советский Союз якобы намеревался вернуть отторгнутые турками у армянского народа территории Советской Армении. Как писал Ю.Г.Барсегов: “ По поручению Сталина и его подручного Л.Берии грузинские историки Джанашия и Бердзинишвили 14 декабря 1945 г. выступили в печати с “законными требованиями к Турции”, которые включали и часть турецкой Армении”. Добавлю и то, что вышеприведенное в жанре исторического романа отстаивал отец будущего первого президента Грузии Константинэ Гамсахурдия, именовавший в своих опусах армянские города Ани и Карс не иначе как грузинские города “Аниси” и “Карсцихе”. Столкнувшись с ядерной угрозой США, Сталин отступил от своих замыслов. Время не прощает ошибок прошлого. К счастью, не был реализован и другой антиармянский Сталинско – Бериевский проект переселения армян Армении на Алтай под благовидным предлогом удаления от “турецкой опасности”.

5. Необходимое «лирическое» отступление: первое знакомство с “наследием” пантюркизма. Имеющий уши — да услышит. Имеющий глаза – да увидит.

Позвольте теперь заняться не столь приятным для себя делом и свидетельствовать о знакомых многим армянам Арцаха фактах от своего имени, придерживаясь хронологии событий.

В 1961 или 1962 году к нам приехал работавший начальником торговли города Душанбе родственник матери. Как все руководители торговли в советское время он, видно, был при деньгах и пока камнетес работал над надгробным камнем отца нашего родственника, таксист с утра до ночи знакомил его с достопримечательностями исторической Родины. В воскресный день родители вместе со мной, наверное, как младшим из детей, и гостем поехали в Шуши. В первую очередь поехали к величественной церкви Казанчецоц. Войдя в церковь, увидели загнанных в нее местными турками отару овец. Отец (он был учителем, участником Великой Отечественной войны и коммунистом) взял валявшуюся там же палку и, изгнав из церкви овец, сказал на армянском: “Сволочи, и Божий дом превратили в загон для овец”. Рядом с церковью стоял большой надгробный памятник из черного мрамора Татевосу и отец рассказывал гостю как этот богатый армянин расплачивался золотом при строительстве водопровода города, вкратце рассказал о пожаре и резне турками армян (“կոտորաձ” ) и что из нашей родни двух человек расстреляли в этом городе. Вокруг была угнетающая панорама – остовы разрушенных и сожженных домов армянской части города и гостю пояснили про пожар и резню армян 1920 года. Позже я узнал о том, что посетивший Шуши один из величайших русских поэтов Осип Мандельштам (еврей по национальности) написал в 1931 году редкое по силе стихотворение “Фаэтонщик” :

Так, в Нагорном Карабахе,
В хищном городе Шуше
Я изведал эти страхи,
Соприродные душе.

Сорок тысяч мертвых окон
Там видны со всех сторон
И труда бездушный кокон
На горах похоронен.

Недалеко от русского кладбища, на месте которого на останках русских в 1969 году начали строить здание Шушинского райкома партии (триумф пантюркизма на русских могилах!), т.е. местного филиала “Иттихада” (центральный офис был в Баку – ЦК компартии, сейчас резиденция Ильхама Алиева), все еще стояла превращенная в дом культуры русская церковь. В самом городе изредка была слышна армянская речь. Выезжая из Шуши в сторону Степанакерта, мы прошлись по армянским кладбищам слева и справа от дороги. Здесь надгробные камни работы местных мастеров явились молчаливыми свидетелями былого величия столицы армянского Карабаха и говорили только по — армянски. Зачитанные родителями вслух надписи некоторых надгробий врезались в память. Позже узнал, что дом единственного со всего Закавказья дважды Героя Советского Союза за годы ВОВ Нельсона Степаняна в Шуши не был превращен в дом – музей, а был предоставлен после восстановления учителю физкультуры Алигуле Ибрагимову! Долгое время думал над вопросом – почему СССР после войны смог восстановить все разрушенное фашизмом от Москвы до Бреста, а в Шуши ужасы геноцида и пожары руководство Азербайджана не стерло почти за пятьдесят лет, до конца 1960 — х годов? Пришел к выводу – не стерло следы для оказания сильного психологического воздействия на все армянское население Карабаха, мол, всех вас ожидает та же участь в случае неповиновения Азербайджану, да и в Армению вам не прорваться, дорога проходит через Шуши! Пришел к выводу, что сносить эти следы стали после указания из Москвы, что подтвердил бывший второй секретарь Шушинского райкома партии М. А. Хачатрян – сам не видел документ, но утверждали, что такое указание из Москвы было. В 1923 году бакинские власти, вынужденные под давлением Закавказских органов предоставить Карабаху с его 95-ти процентным армянским населением автономию, а для сравнения укажу — в самой большевистской столице Москве русские были очень далеки от такого процента, умышленно создали столицу не в Шуши, избегая его безусловного возрождения армянами, а в Степанакерте. При этом наряду с вышеприведенным имелись в виду перспективные планы пантюркизма – от азербайджанизации до превращения города в стратегический плацдарм в случае войны против армян.

Летом 1966 года из разговоров отца с соседями узнал о том, что в Куропаткино Мартунинского района зверски убит восьмилетний сын Беника из села Каракенд (Бердашен — Г.В.). Через некоторое время стало известно, что убийство совершила группа из нескольких азербайджанцев под руководством директора школы Аршада. На оглашение приговора суда по убийству мальчика отец пошел вместе с Андраником Оганяном, наказав мне не выходить из двора (7 июля 1967 г.). Через некоторое время послышались автоматные очереди…Вернувшись домой, отец, не называя имен, рассказал о том, что судьи из Баку приговорили убийц к разным срокам, а неудовлетворенный народ, невзирая на автоматную стрельбу, отбил преступников у охраны и устроил самосуд: сжег их в милицейском “воронке” – беспрецедентный для советской истории случай, который должен был озадачить Москву. На следующий день город был переполнен азербайджанскими милиционерами, однако, несмотря на это, трое азербайджанцев в возрасте от 25 до 40 лет, вышедшие в город для демонстрации своего национального “доминирующего положения и неуязвимости” были с одного удара кулаком отправлены в глубокий нокаут – один чуть выше верхних ворот городского рынка, второй на «Шушинском углу», третий — перед областным музеем, других посрадавших азербайджанцев не было. Пошли разговоры об арестах наших соседей — сына А.Оганяна Джона Оганяна, Ермака Аракеляна, Армена Джангиряна, назывались имена десятков других незнакомых мне людей. Были разговоры о сборе подписей за воссоединение с Арменией, о группе Баграта Улубабяна и о… «предателях» — называли какого-то директора предприятия и какого-то таксиста. Естественно, тогда я не мог понять, что вся затея с судом над бандой Аршада Мамедова и вынесение приговора коллегией Верховного суда Азербайджана не в здании суда, а на открытой площадке летнего кинотеатра при ожидаемом большом скоплении народа, предшествовавшие этому подбрасываемые и всячески нагнетаемые слухи были спланированной КГБ Азербайджана под руководстом Г. Алиева провокацией, расчитанной на некоторые эксцессы со стороны армян и последующие репрессии с целью дискредитации и подавления всенародного движения за воссоединение с Арменией. Хитроумный Алиев предугадал верно: в это же время группа молодежи изготовила и распространила листовки национально – освободительного характера не только в области, но и в других армянонаселенных районах Азербайджана. С написавшим листовки каллиграфическим почерком нашим родственником В. Арутюняном и другими активистами провел профилактическую работу уроженец села Сарушен заместитель начальника местного КГБ С. Гамзоян. Спустя год или два пьяные второй секретарь обкома партии Володин и начальник отдела КГБ Быстров забавлялись стрельбой из пистолета по орнаментам Гандзасара …

Годы учебы в Ереване (1972 – 1977 г.г.) запомнились высокими профессиональными и нравственными качествами преподавателей политехнического института, коим остался благодарен за знания до сих пор, и, к сожалению, невозможностью или опасениями преподавателей общественных наук говорить на тему Карабаха, коих невправе осуждать. В середине 1970 – х годов утром на стене главного корпуса института какие – то лица после небольшого запомнившегося предисловия написали — “Կեցցե ազատ անկախ Հայաստանը” ( “Да здравствует Свободная, Независимая Армения”), слили краску на голову памятника Марксу, хотя Маркс в статье “Нации в Турции” предельно ясно описал “прирожденную ненависть турков к гяурам”. Подумалось: а как же следует быть с Карабахом? Никаких трений национального характера не возникло — в кругу моих друзей и знакомых были русские, евреи, греки, а в Ереване действовал азербайджанский театр имени Джабарлы, хотя в Баку для 300 тысяч армян давно был закрыт армянский театр.

Деликатно отказав предложению заместителя начальника управления строительства “Камгэсэнергострой” Арамаиса Афандиевича Манукяна после института работать на “ударной стройке” (Набережные Челны, Камаз,1976 г.), приглашению председателя Госстроя Армении работать в его ведомстве во время защиты диплома и отказавшись от перспективы 25-ти летней военной службы в Саратовской области и обещаемых “встреч с генералами, маршалами и наград”, я вернулся в Степанакерт. Попытки трудоустройства омрачились существовавшей реальностью – местные организации берут на работу азербайджанцев по направлению республиканского министерства, а у меня нет направления…Время от времени в милицию, прокуратуру и военкомат поступали из главного управления кадров Министерства обороны СССР за подписью генералов письма по поводу моего якобы уклонения от воинской службы. Приходилось везде писать обьяснения, где – то через полтора года меня оставили в покое… Благодарен принявшему меня на работу без “пропавшего” приписного свидетельства (документ о военном учете) в электротехнический завод одному из из лидеров движения 1960– х годов Альберту Сейраняну. Должность не ахти по сравнению с перспективами Еревана и России, но у себя.

В 1979 году на день рождения ребенка врача областной больницы, рентгенолога Шагена Петросяна были приглашены несколько молодых врачей в числе которых были главврач В. Агабалян и мой брат — врач Р. Газарян, бывший в то время секретарем парторганизации. Присутствовавший там же В. Марутян узнал о приезде своего зятя З.Балаяна и пригласил его. Разумеется, за столом произносились тосты – поздравления и пожелания и не могло быть ничего, связанного с национальными моментами. Осуществлявший наружное наблюдение за последним оперативный работник КГБ дождался выхода всех гостей и установил их личности. Не долго думая, в местном КГБ врачей взяли в разработку как лиц, связанных с националистическими кругами Армении. По свидетельству Ш.Петросяна и В.Агабаляна один из приглашенных гостей на следующий день то ли по глупости, то ли по неосторожности рассказал в кругу других врачей с участием замглавврача Аждара Аббасова о вечере с участием Ереванского гостя. К этому времени у А.Аббасова сложились неприязненные отношения с молодым руководством больницы и вскоре в ход были пущены угрозы, шантаж, ночью разбили окно и проникли в кабинет, взломали сейф, похитили бумаги и т д.. В один из дней в рентген-кабинет к Ш.Петросяну зашел один азербайджанец и сказал — “доктор, во дворе стоят три человека, которые дали эти деньги для передачи тебе ” (бывают и порядочные люди). Ш.Петросян вместе с азербайджанцем пошли в кабинет к главврачу В.Агабаляну, туда же пригласили моего брата. Азербайджанец снова подтвердил сказанное рентгенологу. В свое время Агабалян отслужил офицером в погранвойсках, бывших в подчинении КГБ СССР и, не имея представления о том, что его и некоторых других коллег уже успели зачислить в списки националистически настроенных лиц, решил по поводу устроенной провокации обратиться в отдел КГБ. Дело приняло другой оборот – Ш.Петросяна арестовали по обвинению в вымогательстве и получении взятки, а Агабаляна работники БХСС стали проверять в части финансовых и хозяйственных нарушений. Брат, как секретарь парторганизации пошел на прием к 1-ому секретарю обкома партии Кеворкову и рассказал о происходящих в больнице делах в надежде на его вмешательство. Тот принял брата в присутствии секретарей обкома, 1–го секретаря горкома партии, начальника областной милиции и других должностных лиц, сначала задал несколько вопросов, затем выслушал и в конце сказал: “Если вводите нас в заблуждение, то ответите по полной программе. Идите и работайте”. В тот же вечер я зашел домой к техсекретарю приемной Кеворкова Б.Балаян и узнал, что за два часа до того, как Кеворков принял моего брата, у него на приеме был А.Аббасов с компаньоном и, видимо, представил происходящее в выгодном для себя свете. Нетрудно было понять, что Кеворков был осведомлен о “статусе” и высочайшей поддержке Аббасова и даже у него, а в то время он пользовался всемерной поддержкой Г.Алиева и мог нагрубить республиканским министрам, не было реальных рычагов воздействия на какого – то замглавврача! В это время из-за разного рода опасений немногие имели мужество и смелость пойти на суд по делу Петросяна. На процессе обвинителем выступал прокурор области Х. С. Самвелов – человек с неуравновешенной психикой, любитель выпить и дуреющий от небольшой дозы спиртного, но демонстрирующий не столько приверженность закону, сколько преданность Кеворкову, к которому бегал на доклад после каждого заседания суда. Пренебрегая приличием, нередко хамил адвокату Петросяна, русской женщине из Еревана, а один раз при упоминании Кеворкова разразился истерическими криками, что вызвало бурную ответную реакцию присутствующих в зале суда. Приехавшим из Москвы на судебный процесс корреспондентам союзных “Литературной “ и “Медицинской “ газет В.Гиганову и М.Спектор не удалось опубликовать в союзной печати ни одной строчки про судебный фарс в Карабахе. После череды арестов врачей–армян по сфабрикованным делам 1970 – х годов еще одного “без вины виноватого “ армянина осудили на пять лет…Провели и необходимые кадровые решения – освободили главврача, заменили секретаря парторганизации. Вскоре у брата возникли серьезные трудности с получением жилья из старого фонда. Посланный к высокому городскому чиновнику приближенный последнему родственник вернулся с ответом: говорит, он связан с националистическими кругами Армении. Так невольно впервые узнал о некоторых активных членах пантюркистской организации, с двумя из них – А.Аббасовым и Б.Ибрагимовым не раз общался, а других знал в лицо.

В конце периода антиармянского правления Кеворкова стараниями пантюркистского комитета и Г.Алиева в план капитального строительства области включили строительство мавзолея Моллы Панаха Вагифа в Шуши — якобы на его могиле, хотя на этом месте, как свидетельствовали шушинские старожилы, не было ни захоронения, ни надгробного камня. Из истории известно, что в 1797 году Вагифа и сына обезглавили, сбросив их трупы в ущелье, достоверных сведений о захоронении нигде нет, а если и был надгробный камень, то почему до сих пор нигде нет его фото. Если и захоронили останки Вагифа, то по логике вещей, его как и Панаха, похоронили где – то в Агдамском районе, а значит затея с мавзолеем без гробницы с останками человека — грандиозная афера на сотни миллионов рублей преследовала сугубо политические и идеологические цели – исключительно мифологизировать и азербайджанизировать историю города Шуши, предьявить претензии на “колыбель древней азербайджанской государственности”, представить чужеродца непонятной племенной принадлежности — уроженца села Салахлы Казахского района “аборигеном” Карабаха, превратить этого виновника убийств тысяч армян Карабаха и придворного писаря хана в “дипломата”, “великого поэта и гуманиста “, ”борца за дружбу народов”. Вряд ли богатый выходец из Шуши армянин Ю.Нерсесов мог подумать, что собранные им из уст нескольких ашугов баяты (четверостишья) и изданные в 1856 году в Темир-хан-шуре (г.Буйнакск, Дагестан) в виде записей стихи станут в будущем предметом манипулирования для политтехнологов пантюркизма в ущерб армянам. Открытие мавзолея 14 января 1982 года было превращено в грандиозное шоу – с утра работа парализована, в Степанакерте людей вывели на улицы встретить Г.Алиева, тысячи заезжих в тот день азербайджанцев торжествовали, в восторге были и местные пантюркисты . Отныне у них “ мавзолей ”, который они превратят в место паломничества, а о том, что Шуши родина выдающихся армян — дважды Героя Советского Союза Н.Степаняна, министра черной и цветной металлургии СССР И. Тевосяна, главного дирижера Большого театра А.Мелик –Пашаяна, армянских генералов и многих других лучше забыть…

Были и армяне, произносившие оды Вагифу… Конечно же, по принуждению. Что, впрочем, не утешает…

С 23 по 25 июня 1982 года в Шуши с участием Г.Алиева состоялись “дни поэзии и дружбы народов”, вновь сьехались сотни фальсификаторов истории и пантюркистских бумагомарателей – не “зарастет народная тропа” пантюркизма.

В полдень 14 сентября 1986 г. на территории села Сзнек Аскеранского района был убит ветеринарный техник из села Хачмач, отец трех несовершеннолетних детей Рафик Айрумян, пасший с 13-ти летним племянником Араратом крупный рогатый скот сельчан. Мне довелось вместе с Вазгеном Гагряном, сестрой и племянником убитого первыми приехать к месту трагедии и увидеть лежавшего навзничь над ручьем Р.Айрумяна. Перевернув тело, мы увидели, что тело погибшего связано крепким узлом на уровне пояса обрубком веревки длиной примерно полтора метра. Очевидно, что убийцы привязали к седлу тело убитого в расчете на то, что лошадь потащит по пересеченной местности тело и обезобразит до той степени, что невозможно будет установить причину смерти, однако в метрах ста от места убийства при прыжке лошади через речку тело убитого ударилось о берег и веревка оборвалась…Вскоре подоспевшие сельчане, руководство колхоза, приехавший через несколько часов брат убитого трижды попытались отвезти убитого и говорили, что если даже здесь убийство, то никто не станет искать убийц. Председатель колхоза даже намекнул на то, что, мол, мне несдобровать, если Б. Кеворков узнает о том, что “здесь ты говоришь о убийстве”…Опуская подробности и весьма существенные детали того дня, сообщу: с двенадцати часов через трех знакомых, следующих на автомобилях в Степанакерт, попросил сообщить в прокуратуру и управление внутренних дел области об убийстве и отправке следственной группы на место происшествия. Работники правопорядка – зам. начальника Аскеранского райотдела милиции Ш.Барсегян, судмедэксперт Р.Григорян* фотограф и еще один в гражданской одежде приехали через семь часов, примерно в 19 часов.

*Впоследствии 25 декабря 1990 г. со своим работником С. Погосяном зарезан азербайджанцами в г. Мирбашире (ныне Тертер) во время выполнения задания прокуратуры Азербайджана, в тот же день был арестован и доставлен в Агдам народный депутат СССР Б.Дадамян (!?)

Как было установлено длившимся несколько месяцев следствием (следователь прокуратуры М.Геворкян) и доказано на суде, убийцами оказались двое азербайджанцев, работавших на ферме села Сзнек. Ударом в голову чабанской палкой Р.Айрумян был убит и привязан веревкой к седлу лошади… Ничего плохого убитый не сделал никому в округе, а этим и другим азербайджанцам — чабанам и их семьям, обладая знахарскими знаниями, неоднократно помогал при переломах, вывихах, ушибах, кожных заболеваниях. Мотивы и заказчики этого убийства так и не были установлены. Если до этого случая убийства армян, как правило, происходили время от времени в сопредельных с азербайджанскими селами и районами местах, то последнее убийство произошло в сердцевине армянского монолита, внутри армянского Карабаха, того самого, где нашим соседям, несмотря на ухищрения, не удалось обосновать ни одно село и которое послужило спасительным стержнем в войне с Азербайджаном (последней попыткой проникновения станет их план создания канатной дороги Шуши -Топхана в 1989 г.).

В то время еще не было видимых признаков будущего движения, однако интуитивно чувствовалось некоторое зарождаюшееся в народе напряжение и надежды на перемены в национальном вопросе в связи с обьявленной Горбачевым перестройкой. Многие знали о существовании в Карабахе националистической организации азербайджанцев и некоторых членов этой структуры, однако, как выяснил из многих встреч с бывшими руководителями города и области, не знали о руководстве, структуре, задачах и связях, методах работы. Долгое время в кругу братьев мы склонялись к тому, что пантюркисткой организацией области руководит заместителкь главврача областной больницы А.Аббасов (познакомился с ним летом 1973 г.) и всерьез считали его сотрудником (резидентом) турецкой разведки. Многие обстоятельства говорили в пользу этой версии: он женат на армянке и не имеет детей (лучшего прикрытия и не придумать); известно, что в середине 1950-х годов освобожден от должности врача Шушинской тюрьмы за несоответствие занимаемой должности; вроде врач, а никого за всю жизнь не вылечил, обращавшихся к себе пациентов вел к другим врачам; письменные жалобы в областные, республиканские и союзные инстанции о его незаконных действиях и взяточничестве не рассматривались; к нему обращались по разным вопросам азербайджанцы не только области, но и сопредельных районов; он способствовал направлению из Баку врачей — азербайджанцев и их внедрению в систему здравоохранения; у него своя агентура (двое умерли) и информаторы в армянской среде; он без труда решает возникшие вопросы с КГБ, прокуратурой и милицией — осведомленные люди старшего поколения , в том числе ветераны милиции ( полковник Г. Ш.Газарян и другие), утверждали, что именно он отравил и убил во время ужина следователя по делу банды Аршада Мамедова Савада Абрамяна в 1967 году и остался безнаказанным; брал взятки и не скрывал, что кому-то дал взятку на лапу, кому-то подарил дорогое бриллиантовое колечко. Как я выяснил позже, взяткополучатели вплоть до выезда А.Аббасова из Степанакерта не осмелились ослушаться его и даже принять участие в сессии областного совета 20 февраля 1988 г.. Мои попытки найти личное дело Аббасова не увенчались успехом – бесследно исчезло из архива больницы. Сегодня невозможно установить — был ли на самом деле этот человек работником КГБ Азербайджана или спецслужб Турции под маской врача? Может быть, об этом знают в Москве, но нет сомнений, что этот уроженец Апшеронского полуострова координировал действия азербайджанских врачей в районных, сельских больницах, был одним из ключевых членов пантюркистской организации в автономной области и агентом азербайджанского (турецкого) влияния. Кроме координации вопросов в сфере здравоохранения на него была возложена работа с силовыми структурами. Размышления о возможном руководителе пантюркистской организации навели меня на мысль, что им должен быть человек в почтенном возрасте, аксакал – почитаемый и непререкаемый авторитет в то время у наших соседей, имеющий опыт руководящей работы и доступ к руководству области. Более других под такие критерии подходил знакомый моих родителей Б. Ибрагимов: не занимает руководящую должность, работает на какой-то должности в КЗОС — комплексной зональной опытной станции, но всегда присутствует на пленумах обкома партии, время от времени заходит в облисполком и обком партии. Вечером в один из ноябрьских или декабрьских дней 1986 года (через месяцы после убийства Р. Айрумяна) для отвода возможных подозрений пришлось вместе со спутницей, хорошо знавшей жену Ибрагимова, кстати, армянку по имени Агавни, “навестить” чету Ибрагимовых, проживавших на втором этаже дома 13 по ул. Горького (напротив городского рынка), у которых также не было детей. Приняли нас нормально, угостили чаем и медом. После обычных разговоров о здоровье и делах Ибрагимов стал говорить о классиках армянской литературы Исаакяне, Туманяне, сказал о том, что филолог академик Тертерян родом из села “Шушикенд”( Шош — Г.В.), а “русские изучают русский язык по учебникам армянина Бархударяна” (речь о С. Г. Бархударове — Г.В.). Чувствовалось, что осведомленность человека в армянских вопросах продиктована не только познавательными соображениями. Через полчаса разговора я подыграл его самолюбию и сказал о том, что наш родственник – Л.Тертерян рассказывал о его плодотворной работе в должности 1-го секретаря Шушинского райкома партии, а Ибрагимов не без гордости добавил, что работал он и секретарем обкома партии, и, придавая важность своей персоне, сказал мне дословно: ”Неделю назад на том месте, где ты сидишь, сидел Борис Саркисович”. Сомнений не оставалось — этот человек и является руководителем и координатором пантюркистской организации в области. Ведь всем известно, что Кеворков ни к кому домой в Степанакерте не ходит , даже к секретарям обкома В.Богословскому и Е.Саркисяну. Выяснять детали и сроки его работы на разных должностях, задавать какие-то другие вопросы, было излишне и могло бы вызвать у него подозрения. В тот вечер я был удовлетворен тем, что вычислил руководителя местного пантюркизма и остался удручен от той мысли, что у армян нет никакой организации для противодействия антиармянским планам, поделиться с кем — нибудь в Карабахе небезопасно, а в Ереване никто не захочет взвалить на себя бремя Карабаха…

Вкратце о личности Ибрагимова Багатура Гейдаровича. В 1948 – 1960 г.г. работал 1-ым секретарем Шушинского райкома партии, выполняя указания партийного лидера Азербайджана М.Багирова при реализации Сталинского постановления от 23 декабря 1947 г. “О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР”, внедрил в Шушинский район более сотни азербайджанских семей и основал несколько азербайджанских сел в 1948 – 1950 –х годах; в 1960 -1962 годах занимал должность секретаря обкома партии, позже защитил степень кандидата наук (по ветеринарии), работал в КЗОС, в 1970-1980 – х годах был заведующим лабораторией КЗОС, возглавлял пантюркистскую организацию области предположительно с 1962 года до своего отьезда из Степанакерта в 1990 году, свободно говорил на армянском и русском языках (данные о нем сохранились в архиве НКР). Кто ему передал бразды правления организацией не могу сказать. Имел тесные связи с руководителями Азербайджана М.Багировым, И.Мустафаевым, В.Ахундовым, был знаком с Г.Алиевым и пользовался их всемерной поддержкой. Беспринципный ставленник Азербайджана 1-ый секретарь обкома партии в 1952 – 1959 г.г. Е.Григорян также содействовал реализации антиармянских планов Б.Ибрагимова, в результате которых в целях уменьшения численности армян в Шуши в 1953 году был закрыт двухлетний учительский институт, на фоне создания новых азербайджанских сел навязал армянским селам Бердадзорского подрайона растениеводство, поставившее жителей в бедственное положение и приведшее к полному уничтожению села Даштаог, доведшее до вымирания села Канач тала, Енгибар. Это же время отметилось значительным исходом жителей Ехцаога, Мецшена, Хиншена. Одновременно начались работы по уничтожению армянских памятников. В этот период были заложены идеологические основы представления древней столицы Карабаха в качестве “колыбели” азербайджанской государственности и культуры, приняты основы непосредственного кураторства бакинскими властями Шуши в вопросах снабжения, торговли и культуры, а по сути создания автономии внутри автономной области. Методы работы и влияние на людей были разноплановые: давал некоторым армянам взаймы при строительстве жилья (к его чести без процентов), оказывал помощь в трудоустройстве и при поступлении в Бакинские ВУЗ-ы, содействовал при приеме в партию и продвижению по службе. Позже водитель Кеворкова Сергей Саркисян рассказал мне о том, что время от времени 1-ый секретарь обкома заезжал к Ибрагимову, а иногда засиживался до двух часов ночи. Трудно сказать о чем говорили, получал ли Кеворков какие – то рекомендации, советовался ли с ним или же выяснял намерения пантюркизма для их предупреждения. Вечером 13 февраля 1988 года вызванным в обком партии членам бюро Степанакертского горкома партии и членам бюро райкомов партии в присутствии секретарей ЦК компартии Азербайджана Коновалова и Оруджева заведующий отделом административных органов ЦК компартии республики Асадов бесцеремонно пригрозил: “ А вы не думете о том, что сто тысяч вооруженных азербайджанцев могут ворваться в область и превратить Карабах в армянское кладбище? “ Несмотря на поданную в ЦК КПСС ( в ночь с 13 на 14 февраля) телеграмму Степанакертского горкома партии о подготовке руководством Азербайджана “бойни” в Степанакерте, союзные власти не приняли никаких мер, а наоборот, выдали руководству и КГБ Азербайджана карт – бланш на устройство провокации в Степанакерте! Уже к 9 часам утра 14 февраля с первого до четвертого этажа здания обкома партии шныряли сотрудники КГБ республики с портативными рациями, двое из них вместе с корреспондентом всесоюзного телевидения Маисом Мамедовым устанавливали камеру в кабинете заместителя заведующего отделом пропаганды Ч. Исмаилова на 4 этаже. Сам Кеворков пытался предотвратить провокацию и предложил работникам обкома партии уговорить людей разойтись. Примечательно, что Б.Ибрагимов 14 февраля 1988 г., выполняя инструкции бакинских чекистов, дважды прошелся среди рядов собравшихся на митинг и, по “сценарию” должен был быть избит во время спланированной КГБ Азербайджана провокации. Три камеры должны были заснять “доказательные” сцены подтверждения армянского “экстремизма и национализма”: одна с 3 этажа здания облисполкома, вторая с 4 этажа обкома, третья — из пригнанной из Агдама машины скорой помощи. Благодаря предусмотрительному сопровождению “сакральной жертвы” из двух пришедших на митинг армян, до азербайджанской школы на ул. Туманяна и на обратном пути никто того и пальцем не тронул. Само появление на площади этого человека и его “прогулка” по тротуару напротив зданий обкома партии и облисполкома, то есть в наиболее удобном ракурсе для сьемок, свидетельствует о его безусловной связи с КГБ республики. Во время открытия аэропорта, других торжественных мероприятий, именно Ибрагимов, а не секретарь Шушинского райкома партии, был главным представителем азербайджанцев области. В период движения присутствовал на собраниях с участием представителей союзного центра, покинул одно подобного рода собрание во время выступления ветерана Великой Отечественной войны боевого летчика — майора М.Багдасаряна и позже, оставив жену, перебрался в Шуши. Ответственный работник ЦК Компартии Азербайджана, русский Вячеслав Теченин, хотя не понимал значение якобы “употребленного” спасшимся учителем из Шуши Э.Мнацаканяном слова “коллаборационист” из статьи о Карабахе в газете “Правда”, в котором описывалось все наоборот тому, что он рассказал днями раньше в Степанакерте в присутствии многих людей, в том числе и автора этих строк, и обещал узнать из словаря, выдал, вероятно, услышанный от руководства Азербайджана, план: “А вы не думаете, что найдется рука, которая перекроет вам дороги, лишит вас газа и электричества? “

Кроме Б.Ибрагимова и А.Аббасова по моему убеждению в состав областного пантюркистского комитета входили также проректор Степанакертского пединститута Наджаф Кулиев (уроженец Физули) и директор азербайджанской школы (4 –ой) Сабир Алиев, у которого под крышей советской школы, в буфете столовой, проводились собрания областной и городской структур. Кстати, думаю, что С.Алиев одновременно возглавлял Степанакертский городской комитет. В начале Карабахского движения (февраль – март 1988 г.) участились их собрания в расширенном формате, несколько собраний провели в институте в кабинете Н.Кулиева, однако под давлением студентов и некоторых преподавателей сборища были перенесены в другие места, а после ряда провалов спецслужб и активизацией движения их собрания проводились в селе Джамиллю. Ни в какой конспирации члены этой организации не нуждались и вряд ли кто из жителей Степанакерта задавал себе вопрос – почему эти люди собираются в школе, ведь у них либо нет детей, либо дети вышли из школьного возраста. Убежден, что деятельность пантюркистского комитета осуществлялась под одновременным патронажем руководства, КГБ Азербайджана и, допускаю, в контакте с представителями спецслужб Турции, задействованными в консульстве Турции в Баку. Для достижения поставленных целей, несомненно, направлялись необходимые финансовые средства из Баку и возможно Турции. Собирались ли партийные взносы – не могу сказать. Основными задачами областного комитета, как представляется, являлись: выполнение указаний руководства, КГБ Азербайджана и турецкой спецслужбы, сбор и анализ информации, предупреждение антиазербайджанских настроений и выявление нелояльных элементов, сбор компрометирующих материалов на неугодных лиц и руководителей области, подкуп (вербовка) агентов из армян в среде рафинированных интеллигенции и руководителей, содействие их по карьерному росту, организация травли и физического устранения противников, воспитание у азербайджанцев области чувства истинных хозяев этой земли в духе “Гарабах ата бабамызын юрды ды” (“Карабах родина наших отцов и матерей “) и выработка антиармянских рекомендаций по широкому кругу вопросов для областного и республиканского руководства в интересах пантюркизма, в целях изгнания армян и азербайджанизации области. Связь с кураторами из спецслужб Азербайджана и Турции предположительно осуществлялась через Б. Ибрагимова и А.Аббасова во время их командировок в Баку или выездов в соседние районы. Возможно, скептики поставят связь этой организации со спецслужбами Турции под сомнение. Хотел бы пояснить то, что зная известные факты деятельности и представленности спецслужб Турции в Баку, было бы грешно отвергать эти связи с пантюркистской организацией в неподдающемся тюркской абсорбции армянском Карабахе, всегда представлявшем особый интерес для Турции. В начале марта 1988 года в приемной 1 секретаря обкома партии Г.А.Погосяна обратил внимание исполняющего обязанности начальника областного КГБ Р.Туманяна на проходящие сборы членов организации в азербайджанской школе Степанакерта и предложил установить хотя бы пару подслушивающих устройств для выявления их замыслов. Естественно, находясь в подчинении КГБ Азербайджана, Р.Туманян не мог санкционировать подобные действия. Приведенные задачи комитета и методы достижения поставленных целей убеждают в справедливости формулы: дьявол – это пятая колонна всех времен и народов. Это была, пожалуй, единственная организация наших соседей, которая была выстроена не по клановому принципу.

В городской комитет входили: главный бухгалтер “Степгоркоммунхоза” Вели Мамедов – содержал кассу пантюркистской организации, занимался незаконной пропиской заезжих азербайджанцев, землеотводом участков для строительства собственных домов, вопросами трудоустройства в коммунальной сфере (водоканал, саночистка); Джахид Кулиев – диктор азербайджанской службы областной радиостудии – работал с корреспондентами радио и газет; заведуюший аптекой Иса Мириев – секретарь парторганизации главного аптечного управления (руководителем управления был Сулейманов), способствовал азербайджанизации фармацевтической сферы, в которой к 1988 г. заведующими 15 аптек оказались заезжие азербайджанцы, из 37 провизоров 20 были азербайджанцами, создавал дефицит лекарств, пользующиеся наибольшим спросом лекарства продавал аптекам Агдама. По подобию компартии структуры организации строились по производственно (отраслевому) – территориальному принципу и уже к концу 1970 – х годов охватили все районы, деревни и сферы жизнеобеспечения Степанакерта– водоканал и все водозаборы (охранялись азербайджанскими милиционерами), хлебозавод, молочный завод, мясокомбинат ; на всех заводах и фабриках, строительстве, транспорте, связи, электросети, торговле были свои ячейки. Свои агенты и информаторы из местных и завезенных азербайджанцев имелись по всем жилым кварталам и улицам, а по некоторым улицам и в пригороде Кркжан число азербайджанцев стало преобладать. Перечисление известных мне фамилий представителей территориально – производственных пантюркистских ячеек (иногда, как на мебельной фабрике, это были династии) заняло бы много времени, однако, некоторых активных участников реализации решений пантюркистских задач, все же упомяну: заместитель управляющего строительным трестом — Микаел Гезалов (уроженец Агдамского района, став главой исполнительной власти Шуши в выступлении по телевидению клялся “не оставить ни одного живого армянина в Карабахе “ — убит в кабинете на должности главы Шушинского района 11.12.1990 г.); Надыр Алиев (брат Сабира Алиева, третий брат — Видади не был замечен в активной деятельности) — координатор в сфере областного транспортного обьединения (водители грузового транспорта и такси); начальник цеха Степанакертского молочного завода Гаракиши Абышев, директор лесоторговой базы, один из потомков землевладельца из равнинного Карабаха Фаррухбека Везирова и родственник 1–го секретаря компартии Азербайджана А.Везирова Ибрагим Везиров. Некоторые из них, пользуясь круговой порукой, клановыми связями и покровительством республиканских и областных силовых структур были вооружены пистолетами, но ни один милиционер не мог и близко подойти к ним. В разное время всяческое содействие работе националистов оказывали заведующие отделами обкома партии Асиф Алиев, Наги Дадашев и Вагиф Джафаров, заместитель прокурора области Ш.Мамедов, заместители УВД Амрахов и Гаджиев, зампредседателя облисполкома Ф.Гусейнов, “фанат спортлото”- заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации обкома партии малограмотный Ч.Исмаилов. Районные структуры в 1980-х годах возглавляли: в Аскеранском районе 2– ой секретарь райкома партии Микаелов, в Мартунинском районе заместитель председателя райисполкома Азизов, в Шушинском районе 1- ый секретарь райкома партии Нияз Гаджиев, в Мардакертском районе аксакалы сел Умудлу, Сырхавенд, Имерет Геревенд во главе с председателем колхоза Б.Абиловым, а в Гадрутском районе директор школы села Тог Н.Джангиров, инструктируемый из соседнего райцентра Физули, членами были бывший надзиратель фашистского концлагеря – “капо” Велиев Вели Кара оглы, учитель Абил Исмаилов и военком района (азербайджанец). О Гадрутской структуре узнал 13 апреля 1989 г. во время поездки с представителем КОУ НКАО заместителем заведующего отделом ЦК КПСС И.П.Дятловым в село Тог — из бесед с местными жителями, представителями районной милиции и состоявшихся позже встреч с начальником Гадрутской раймилиции полковником В.Степаняном. Уместно подчеркнуть, что в ночь на 7 сентября 1990 года в нарушение всех советских законов спецназ внутренних войск МВД СССР с привлечением бронетехники осуществил жесткий захват зданий Аскеранского и Мартунинского райкомов партии и водворил в них Микаелова и Азизова, правда на короткий срок, в качестве “законной власти” этих районов, а Джангиров был обьявлен “главой” Гадрутского района. В районные комитеты входили ячейки азербайджанских сел и всех животноводческих ферм армянских сел на которых работали азербайджанцы или азербайджанизированные курды. Чабаны ферм знали друг друга, состояли в родстве и знали чабанов из соседних азербайджанских районов, осуществляли негласный контроль за территорией, отслеживали вьезд и выезд из сел армян, промышляли кражей и скотокрадством, иногда совершали убийства. По опыту 1918 – 1920 – х годов вооруженная “кавалерия” из местных чабанов и пришлых кочевников была боевой силой в районах, могла бы быть задействована для нападения на армян.

Приведу лишь один факт о планировании и координации действий пантюркистской организации. В конце 1970-х годов представитель организации в системе электросетей Видади Сулейманов (его отец — учитель азербайджанского языка был также деятельным членом организации в 1950 -1970 — х г.г.), подготовил проект строительства высокой линии электроснабжения искусственного села Лесное Аскеранского района и представил его председателю райисполкома С.Барсегяну несмотря на то, что село было электрифицировано. Чье задание выполнил не имеющий ничего общего с селом Лесное “альтруист” В.Сулейманов нетрудно понять. Этот факт наряду с частыми приездами в село Лесное представителей областного пантюркистского комитета и азербайджанских писателей во главе с “заслуженным” пантюркистом Б.Вахабзаде, автором художественной ахинеи о “Гюлистане”, а позднее, во время движения, первых лиц республики, руководителей силовых ведомств и внедрение сотен азербайджанских омоновцев, свидетельствует о придании селу важной роли в стратегии борьбы против армян области.

Для полноты представления деятельности пантюркизма против армян Арцаха остановимся на фактах из сфер здравоохранения и образования. «Ежегодно министерство здравоохранения Аз. ССР назначает на медицинские должности в НКАО 60 – 70 медицинских работников, закончивших учебные заведения на азербайджанском языке. Таким врачам и медработникам затруднительно общаться с больными другой национальности. Кадры же местного происхождения (армяне – Г.В.) облздрав не может принять на работу, так как министерство это запрещает». (Из справки по командировке в НКАО группы московских ученых от 9.03.1988г). Довольно деликатно сформулированная констатация факта, однако не сказано о том, что заезжим врачам предоставляется вне очереди жилье, тогда как люди в областном центре в очереди за жильем более 15 – 20 лет, не сказано и о другой “деятельности “ азербайджанских врачей. Так например, врач Мартунинской районной больницы Абилов, скорее всего по заданию А.Аббасова, в 1968 году убил во время операции аппендицита внесшего лепту в раскрытие преступлений банды А.Мамедова прокурора района В.Еганяна и, ”естественно”, избежал наказания (вскрытия не произвели), многие утверждали, что он же во время хирургических операций умышленно повреждал семенные каналы детей и взрослых, лишая их функций деторождения. Деликатность данной темы даже сегодня не позволит установить истину. По свидетельству Феди Оганяна и других жителей села Ванк Мардакертского района врач сельской больницы Талыб Караев, оказывая после аварии “помощь” по остановке кровотечения, добился прекращения кровообращения и убил ветврача из села Шахмасур Степаняна Вагана, с помощью яда убил на почве неприязни Балаяна Айрапета из села Ванк, практиковал прерывание беременности, наносил ущерб при родах и т.п. Что же практиковали азербайджанские врачи в селе Дашбулаг (ныне Астхашен) Аскеранского района, пятнадцать азербайджанских врачей (из всего двадцати шести) Гадрутского района нетрудно догадаться.

Открытие в 1969 году Степанакертского пединститута с азербайджанским сектором, чем впоследствии гордился президент Г.Алиев, позволило властям Азербайджана в короткий срок изменить демографическую ситуацию как в области, так и в столице. Обратимся к вышеупомянутой справке: “Число студентов на 1. 1.1988 г. – 2230 человек. Из них армян 65 %, т.е. значительно меньше процента армянского населения по НКАО. Педагогов имеется 115 человек, из них армян 70 человек или 61 %, азербайджанцев – 43, в том числе 28 приезжих”. Разумеется, заезжие получили жилье, члены их семей трудоустраивались…. Завезли с собой традиции взяточничества, знали методы воздействия на людей и основали вузовский очаг пантюркизма. Наджаф Кулиев и его подручный Маил Алыджанов – преподаватель кафедры истории пединститута проверяли лояльность преподавателей, последний с некоторыми из них заводил панибратские отношения, периодически скрепляя их “интернациональными” взятками, беспринципным и наиболее “одаренным” взяточникам оказывалось содействие при приеме в аспирантуру, защите ученой степени и т, д. Считаю долгом упомянуть и следующее. По свидетельству преподавателя института С.В.Дадаяна на следующий день после печально известного пленума обкома партии по национальному вопросу 21 марта 1975 г. Б.Кеворков пригласил к себе ректора Степанакертского пединститута Сергея Герасимовича Саркисова и спросил о его оценке доклада. В свое время С. Г. Саркисов преподавал Кеворкову в Бакинской партшколе и на вопрос последнего о оценке его доклада ответил как честный человек и армянский патриот: “ Ты допустил самую большую ошибку в жизни, ты сделал то, что до сих пор не сделал ни один турок !”. В ответ на это Кеворков сказал о том, что в такой – то день соберите парторганизацию (из преподавателей коммунистов) и я зачитаю доклад снова. Ректор сказал, что “парторганизация в подчинении горкома и обкома партии, мне не подчиняется, можешь собрать и прочесть доклад снова, но меня не будет, я завтра выезжаю в Баку.” За день до выступления Кеворкова в пединститут зашел один из в то время волеисполнителей секретаря обкома партии (фамилию не называю) и на кафедре истории предложил присутствующим преподавателям выступить по докладу. Почтенного возраста историк Ашот Ионисян сказал, что он намерен выступить. Тут волеисполнитель потерял чувство меры и попытался выяснить с каких позиций будет выступление. А. Ионисян в резкой форме пристыдил обкомовского эмиссара и выразил сожаление о том, что в свое время выставил тому тройку. Надо ли говорить с каким восторгом выслушали околоисторическую ахинею Кеворкова по разоблачению армянского национализма азербайджанские преподаватели. Никто не осмелился опровергнуть ложь Кеворкова и лишь пожилой А.Ионисян сказал: “Здесь нет истории, а больше политики”. Затем подошел к окну и, подняв обе руки то ли в сторону горы Бурухан, то ли в сторону родной деревни Трнаварз, расположенной на отроге горы, эмоционально вскрикнул на армянском: “А чье это? А чье это ? ” Интересно и то, что до назначения Кулиева проректором, ректор С.Г.Саркисов сказал Кеворкову о том, что с этим человеком не получится работать, начнутся шантаж и угрозы, возможно, устроят провокацию для обвинения его во взяточничестве. Кеворков показал пальцем в потолок, намекая на поддержку Кулиева свыше, и признал, что он не в состоянии решить вопрос Н.Кулиева. В один из дней ректор обнаружил “потерю ключа от сейфа”. Он зашел к Кеворкову и сказал об этом, напомнив о провокации с взяткой. Вскрывшие по заданию Кеворкова сейф ректора работники КГБ обнаружили солидную сумму не принадлежащих ректору денег. Дело замяли, провокаторов и не пытались найти, всех их знали. Тут Кулиев и сообщники приступили к травле единственного приемного ребенка ректора в школе. Ректор Саркисов вынужден был уволиться с работы и уехать. Травля применялась и в отношении блестящего специалиста современного азербайджанского языка, знавшего азербайджанский язык лучше своих азербайджанских коллег, Арарата Григоряна, ряда других неугодных лиц. В этот период Кеворков проводил выраженную антиармянскую политику, которая в совокупности с комплексом мер азербайджанского руководства, в том числе с открытием в 1969 году пединститута в Степанакерте, с активной работой местных пантюркистов привела к угрожающим демографическим изменениям: за 1970 — 1979 г.г. численность азербайджанцев увеличилась с 27.2 до 37.3 тыс. человек или на 10.1 тыс., а армян с 121.1 до 123,1 тыс. человек или только на 2.0 тыс.! По этой причине азербайджанские “исследователи” ограничиваются лишь общими рассуждениями о росте численности армян в Азербайджане, избегая приведения демографических данных не только автономии, но и других армянонаселенных районов республики, свидетельствующих о националистической политике властей Баку. Смогли бы кремлевские мудрецы, социологи и демографы обьяснить этот демографический казус советской автономии – как 121.1 тыс. увеличились всего на 2,0тыс., а 27,2 тыс. увеличились на 10.1 тыс.? Не это ли агрессивное проявление “экстремизма и национализма” в которым обвиняли карабахских армян кремлевские далеко не “мудрецы”, а старцы с атеросклерозом!? Демографические изменения, связанные в большей мере с открытием института, столь воодушевили власти Азербайджана, что уже с начала 1980 года руководству области пытались навязать открытие зонального профтехучилища в Степанакерте для подготовки кадров не столько из области сколько из соседних азербайджанских районов. Как свидетельствует бывший градоначальник Степанакерта (и позже председатель областного коммунального хозяйства) А. М. Аванесян , Кеворков дал указание отказать настоятельным запросам из Баку под предлогом отсутствия соответствующей территории или того, что это не предусмотрено генпланом. Отказано было и в отводе для этой цели земли в райцентре Аскеран. Интересно, что подготовленный для замены Кеворкова и по сути назначенный Баку на должность председателя облисполкома бывший секретарь Кировабадского райкома партии В.Осипов, который в разговоре на армянском прибегал для связки слов к азербайджанским оборотам, узнав о планах создания училища, выразил готовность подписать соответствующие бумаги и только некоторые лица из облисполкома удержали от этого шага. Думаю, что Кеворков сам проанализировал свое антиармянское правление до начала 1980 – х годов, ибо его окружение боялось высказать критику, и сделал соответствующие выводы.

Хочется подчеркнуть, что несмотря на принимаемые руководством области меры, Азербайджан всячески тормозил социально — экономическое развитие области. Так например, по таким важным показателям как: капитальные вложения на одного жителя Азербайджана за 1986 г. составили 473 руб., по НКАО – 178 руб., или в в 2,7 раза меньше, ввод основных фондов по итогам 1987 года на одного жителя по Азербайджану составил – 423 руб., по Нахичеванской АССР – 320 руб., по НКАО – 176 руб., то есть показатель области в 2,4 раза меньше республиканского и в 1.8 раз меньше Нахичевана. За 15 лет не было введено в эксплуатацию 50 тыс. кв. м. жилья, школ на 3 тыс. уч. мест, строительным организациям области выделялось не более 50 – 60 % фондовых стройматериалов (цемент, железобетон, пиленый камень). На фоне этих неудач по свидетельству бывшего секретаря обкома Е.Г.Саркисяна и В.Б.Арутюняна Кеворкову все же удалось сорвать планы Баку по строительству детского республиканского санатория в районе Сарсанга. На совещании в обкоме партии уже не Кеворков, а другой армянин пытался стать “католиком более Папы Римского” и обвинить начальника автоколонны 2718 М.Мирзояна в “саботаже вывоза Гадрутского гранита для строительства памятника Г.Алиеву” в Нахичевани. Кеворков, наверное, понял суть проблемы – армяне Карабаха на своей земле противостоят агрессивному национализму руководства Азербайджана и пантюркизма, воспитывающих азербайджанцев в духе ненависти к другим национальностям и воображаемого превосходства над армянами. У армян временами срабатывают заложенные в генах естественные инстинкты национального самосохранения. За этот период были открыты тысячи рабочих мест – введены в эксплуатацию конденсаторный завод с филиалами в некоторых районах и селах, завод сельхозмашин, было осуществлено расширение электротехнического завода. Сотни инженерно – технических специалистов, получивших образование в Армении и России, были трудоустроены, в Степанакерте ежегодно вводилось в эксплуатацию 22 -25 тыс. квадратных метров жилья, улучшилось экономическое положение колхозов, совхозов и сельчан. Сказанное подтверждается статистикой демографических данных за период 1979 — 1989г.г. – численность армян увеличилась на 22.4 тыс. человек, вместо 2,0 тыс. предыдущего почти десятилетнего периода, а число азербайджанцев увеличилось всего на 3,3 тыс., вместо предыдущего роста 10.1 тыс., то есть уменьшилось более чем в три раза! Приписать все 22.4 тысяч роста заслугам руководства было бы неверно, однако если учесть в этом показателе 6.0 – 6.5 тысяч беженцев из Сумгаита (Бакинские армяне еще надеялись на лучшее) и некоторых других мест, при всех других погрешностях рост армян области составил примерно 15 — 16,0 тысяч. За этот период Кеворков принял С.Ханзадяна, А.Экимяна, высоких гостей из Армении, председателя союза писателей В.Петросяна и председателя КГБ Армении М. Юзбашяна. Во время застолья в честь приезжих гостей Кеворков, как правильно подметил в своей книге В.А.Товмасян, умудрялся закатить скандал, очевидно надеясь на то, что присутствующие 2–ой секретарь В.Богословский или начальник отдела КГБ В.Дубровин по своим каналам донесут об этом до Баку. В 1986 – 1987 г.г. начались работы по реставрации церкви Казанчецоц в Шуши и Амарасе, возведены памятники армянским писателям и поэтам, был показан фильм “Мхитар Спарапет”, состоялись постановки театральных трупп из Армении, концерты эстрадного оркестра К.Орбеляна и певца Р.Матевосяна. На какие темы говорил Кеворков в беседах один на один с М.Юзбашяном и В.Петросяном не могу сказать, однако думаю, что второй период правления Кеворкова с начала 1980 года был для него периодом собственной реабилитации и исправления допущенных ошибок. Временами казалось, что он ведет с руководителем Армении К.С.Демирчяном негласное соревнование – мол, мы посмотрим — у кого из нас получится построить лучшую Армению. Ряд антиармянских высказываний Кеворкова, сделанных позже в Баку, о которых пишет сегодня бывший председатель КГБ Азербайджана В. Гусейнов, были, несомненно, сделаны под давлением руководства и КГБ Азербайджана.

С начала возродившегося в феврале 1988 года национально – освободительного движения армян Карабаха область наводнили представители руководства, силовых структур Азербайджана. Провокации следовали одна за другой. Так, 14 февраля 1988 года в Степанакерте провалилась вышеизложенная спланированная КГБ Азербайджана провокация, не устрашили армян при нападении 22 февраля 1988 г. воинствующей многотысячной толпы со стороны Агдама на Аскеран, а в ночь на 13 марта 1988 г., после геноцида армян в Сумгаите, участковый инспектор Степгоротдела внутренних дел А.Г.Исраелян по просьбе жителей осушествив проверку квартиры 35 дома 68 по улице Атарбекова , принадлежащей инспектору детского надзора старшему лейтенанту милиции Хикмету Худиеву выявил “сбор” подполковника КГБ Азербайджана Г. Алиева с участием четырех азербайджанцев. Со слов жильцов более 10 дней в этой квартире собирались разные группы азербайджанцев. В тот же день через знакомых сотрудников местного КГБ пошел на прием к командированному в Степанакерт сотруднику КГБ СССР. Тот признал “ночного” подполковника сотрудником КГБ республики и стал намекать на то, что, мол, “вы коммунист и т.д.”. Пришлось популярно обьяснить московскому чекисту то, что до того как стать коммунистом я родился армянином и предложил убрать из области непрошенных работников спецслужбы Азербайджана, которые после геноцида армян Сумгаита и у нас пытаются устроить подобные акции.

О многих провокациях можно было догадаться. Например, 15 или 16 февраля 1988 года зашел утром к активисту движения начальнику “ Степгорводоканала” В.Геворкяну и спросил: “Располагаем ли технической возможностью без анализа проб воды не подавать воду в систему городского водопровода?” Геворкян побледнел и сказал: “ Такой возможности нет, ты хочешь сказать, что они пойдут и на отравление воды, ведь и турки города также употребляют эту воду”. “Они готовы будут отравить и убить несколько десятков своих ради возможности убить несколько тысяч армян ” – ответил я. Так и оказалось – периодически с находящейся в охранной зоне водозабора скотоводческой фермы села Гайбаллу (бывшее армянское Гайбалишен) сбрасывались стоки животноводческой фермы, а позже в период анархии тандема Поляничко – Сафонова 17 раз взрывали водовод, прибегли к неконвенциональным средствам борьбы — семь (выявленных) раз отравили водозабор соляркой, удобрениями, химикатами и креолином. В своей борьбе против армян пантюркисты и их пособники не гнушались средствами, совершили террористический акт и сбили самолет ЯК – 40 с пассажирами на борту задолго до начала военных действий 1 августа 1990 года, правда, организатора этой акции В. Поляничко возмездие настигло в тот же день – 1 августа 1993 года. Развернувшееся с Горбачевским “ускорением” национально – освободительное движение армян Арцаха перечеркнуло все планы местных и бакинских националистов.. По некоторым сведениям многие из местных пантюркистов давали показания против своих соседей и коллег, брошенных в бакинские тюрьмы, выступали на митингах в Шуши и сопредельных с Карабахом районах с призывами уничтожить “неблагодарных армян”, а по свидетельству переехавшего из Небитдага ( Туркмения) в Степанакерт Сурена Айрумяна А.Аббасов в 1990 году выступил там на митинге, разжигая антиармянские настроения. Новые власти в Азербайджане и молодая поросль из народного фронта, кстати тоже настроенная пантюркистски и курируемая спецслужбами Турции с октября 1989 года, не знали о заслугах упомянутых выше “авангардистов” пантюркизма в борьбе против армян Карабаха и не нуждались в них, а в условиях развязанной против армян Карабаха войны надеялись полностью уничтожить осажденный со всех сторон край. Члены этой организации внесли свою лепту во все проявления антиармянской политики Азербайджана – территориальные отторжения от области при оформлении границ автономии в 1923 году и последующих годах (Огер, Гюлаблы и т.д.), набеги на армянские села и убийства, вооруженные нападения сотен турков из сопредельных с областью районов на Аскеранский, Мардакертский, Гадрутский районы в 1933 г. с целью отторжения территорий, борьбе с “теванистами” и преследовании неугодных руководителей области (К.Григорян, Г.Саркисян, А.Меликсетян), представителей интеллигенции, репрессии в конце 1930 – х годов, высылке из области 14 июня 1949 г. в Алтайский край России под вымышленным предлогом “борьбы с дашнаками” (которых за исключением единиц и не было) тысяч армян, в том числе участников войны Великой Отечественной войны, подавление национально – освободительного движения армян за воссоединение с Арменией на разных этапах истории, сдерживание социально – экономического роста в целях стимулировании исхода армян области и тюркизации (азербайджанизации) Карабаха. Остается спросить – каким образом руководство СССР и мощнейшая в мире спецслужба – КГБ СССР допустили враждебную деятельность одного народа против другого и функционирование пантюркистской организации в автономной области? Появилось ли в определенных кругах осознание роли армянского Арцаха в прошлом и настоящем в Закавказской, региональной и мировой политике? Сохранилась ли или же действует сегодня армянская агентура пантюркистов ? Вопрос не ко мне, однако, я не пишу все, что знаю.

Особой благодарности заслуживают те поколения армян Арцаха – патриотов Армянской Земли, которые предпочли скромную жизнь на родине в противостоянии с пантюркизмом перспективам сытой жизни и карьерного роста на чужбине. Эту важную миссию перед историей армяне Арцаха выполнили. Генетический код армян Арцаха, слава Богу, выдержал все испытания временем и войной. Единство армянского народа – Арцаха, Армении и Спюрка (Диаспоры) обеспечило армянскую победу и это единство поможет нам и в будущем. Итог войны Арцаха с Азербайджаном оказался очевидным и невероятным! Через тысячелетия сбылось в точном соответствии с Библией: “Поразит пред тобою Господь врагов твоих, восстающих на тебя; одним путем выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя ( Второз., 28:7). Наступали “одним путем” на Арцах, а убегали “семью путями” – из семи районов.

Представляется уместным упомянуть и тот факт, что во время развязанной Азербайджаном войны против Нагорно – Карабахской республики несколько клятвопреступников из русских генералов вместе с турецкими и азербайджанскими генералами в генштабе Азербайджанской армии разрабатывали военные операции против армян – воистину, это союз сатаны и антихриста. Бывший министр обороны Азербайджана Рагим Казиев в своих “откровениях” агенству Vesti.az от 25 сентября 2012 г. признал, что в мае 1992 года он “нанял 37 опытнейших офицеров 104 – й воздушно – десантной дивизии” для подготовки ударной группы из 2700 человек на базе в Геране в целях “освобождения Шуши” и факт участия той же дивизии в оккупации Мардакертского района: “ Не забывайте и про Агдеринскую операцию ( Агдера –Мардакерт – Г.В.), которую провели российские десантники. Армянам там хорошенько надавали. А ведь приказ помочь нам дал именно Павел Грачев. Не стоит забывать, что тогда мы освободили 52 % территории бывшей НКАО. И это благодаря поддержке российских войск ”. Хотя с процентом и перегнул, но это важное признание того неоспоримого факта, что с участием российских войск отторгли от Арцаха Шаумянский район и части Мардакертского и Мартунинского районов, а без помощи российской армии сами азербайджанцы не завоевали ни один метр территории НКР. Даже единственный акт геноцида в Мараге был совершен азербайджанцами после прорыва в село российских танков из–за отсутствия противотанковых средств у наших бойцов. Как известно, советником президента Азербайджана пантюркиста А.Эльчибея был добровольно завербованный посольством Турции в Алжире работник советского посольства, пантюркист, арменофоб и русофоб Вафа Кули-заде ( кули – наемный рабочий, дешевая рабсила), военным консультантом был турецкий бригадный генерал Калабайджи, а политическим консультантом был турецкий профессор Фарман Демиргола (агент МИТ). На определенных этапах войны Азербайджана против Карабаха численность направленных МИТ ( разведывательная служба) и ГРУ ( главное разведуправление) Генштаба Турции и турецких военных специалистов составляла более 450 человек, десятки представителей спецслужб Турции активным образом работали как в азербайджанонаселенных пунктах Карабаха, так и в соседних с Карабахом районах. В Агдаме, которому пантюркизм по традиции всегда придавал особую роль плацдарма в стратегии борьбы против армян Арцаха, по некоторым источникам информации представители спецслужб Турции появились уже в ноябре 1989 года. На этом фоне руководство НКР в Степанакерте отвергло предложение представителя МИД России времен А.Козырева: “Эльчибею нужно помочь. Надо вернуть Кельбаджар”, пугали и шантажировали как могли и даже тем, что “скоро у азербайджанцев будет больше моджахедов, чем солдат у вас в армии “. К сожалению, в Горисе и Степанакерте членов Президиума Верховного Совета НКР призывал вернуть Кельбаджар и первый Президент Армении Л.Тер – Петросян ( “Одним путем выступят…, журнал “Анив”,номер 2(29),2010 г.). Бес попутал и депутата парламента Армении, коллаборациониста и сторонника нормализации армяно – турецких отношений А. Блеяна — состряпать бумагу с подписями депутатов Армении о прекращении военных действий (копию храню).

В период Карабахского движения армянский народ, как и в 1918 – 1920 – х годах оказался наедине с пантюркизмом.

К счастью, не все русские генералы и офицеры, с кем приходилось встретиться, были похожи на подкупленных с потрохами пантюркизмом “инквизиторов” – генералов В.Сафонова и Г. Малюшкина (несут полную ахинею в интернете), возомнивших себя в психическом расстройстве вершителями судьбы армян Арцаха. Среди офицерского состава было и немало верных присяге и чести людей. В июле 1990 года из встреч с офицером ГРУ Генштаба Советской армии (по понятным соображениям имен не называю) узнал о нескольких лицах, к которым у меня не было доверия, делающих политическую карьеру на вопросе Карабаха и противнике решения вопроса Карабаха, работающем на развал СССР в стремлении стать первым президентом независимой Грузии — министре иностранных дел СССР Э.Шеварнадзе (стал вторым – Г.В.). Упомяну бывшего коменданта Степанакерта полковника Генадия Дмитриевича Кудрявцева, содействовавшего отправке в осажденный Бердадзор четырех автоколонн с топливом, продовольствием, стройматериалами в сопровождении военных в марте – апреле 1991 г. и подполковника Олега Петровича Данникова. Последний приехал в сопровождении спецназовцев по заданию администрации Шуши и комендатуры 21 апреля 1991 года в селение 10 верст Бердадзорского подрайона для выяснения вопросов: “Кто такие, с какой целью здесь и чем заняты?” Пришлось показать подписанное председателем КОУ НКАО А.Вольским удостоверение личности и сказать о том, что при нападении банд азербайджанцев из Шуши с участием заместителя начальника Шушинской раймилиции Байрамова и курдов со стороны Лачина 2 декабря 1990 года в этом сожженом и разграбленном селе в своем доме заживо сгорела 83-х летняя Чобанян Нанаш, а сельчане заняты посадкой картошки в своих огородах и ремонтными работами. Попросил его как русского человека и офицера охарактеризовать увиденное. “ Это ужас. Это Советское Сонгми ( Сонгми – сожженное лейтенантом Колли селение во Вьетнаме – В.Г.)”- ответил он. Я ему пояснил, что цель моего пребывания состоит в том, чтобы стереть следы “Советского Сонгми” – турки не должны видеть сожженные дома армян. Он категорически отверг мою просьбу довезти меня до Шуши: “ Я не могу взять на себя такую ответственность, в Шуши беснуются тысячи азербайджанцев, я не смогу гарантировать вашу безопасность”. В то время, хотя в 10 верст и был пост внутренних войск МВД СССР, однако доверия к ним после ряда убийств армян в Степанакерте и районах области практически не осталось. От бердадзорцев я узнал о том, что 22 октября 1990 г. в Ин–шен приехали коменданты из Шуши и Лачина, командир вертолетной эскадрильи и пригрозили: ”Мы войдем со стороны Шуши и Лачина, ударим с воздуха и устроим вам бойню”. 17 января 1991 года нарядом внутренних войск был убит Мурадян Степан, 15 февраля 1991 года во всех армянских селах осуществили жесткую проверку паспортного режима, обыски с целью изьятия у армян оружия. Предвзятость комендатуры была очевидна, в Шушинском, Лачинском, Агдамском и других сопредельных с областью азербайджанонаселенных районах таких проверок или изьятия оружия не было. По этой причине, несмотря на договоренность с командиром поста в селе 10 верст старшим лейтенантом — казахом по имени Нурбек, до нашего появления в селе попросил начальника штаба самообороны Бердадзора Арно Мкртчяна иметь нескольких вооруженных человек в лесу для предотвращения возможных вылазок банды из находяшегося вблизи села Канач –Тала, занятого азербайджанским ОМОН–ом. К этому времени за короткий срок благодаря помощи председателя облисполкома С.А.Бабаяна и инициативе патриотов – выходцев из сел Бердадзора удалось решить важные задачи – открыть детсад и цех пошива одежды в селе Ин–шен, хлебный и шапковязальный цех в Мец–шен и начать ремонт школы, провести строительные работы в Ехцаоге, во всех селах были открыты цеха — филиалы завода Нор–Аджн по огранке камней. Все армянские села Бердадзора при мне подверглись обстрелам, но ответного огня наряды МВД СССР не открыли. После недельного пребывания в селах Бердадзора возвратился в Степанакерт 24 апреля 1991 года с чувством тревоги за осажденных со всех сторон бердадзорцев. Однако не предполагал, что всего лишь через пару недель 15 мая 1991 года силовые структуры СССР с азербайджанским ОМОН – ом и азеро – курдскими бандами предадут погромам дома и имущество, депортируют бердадзорцев, будет убит турком на глазах русских солдат, беременной жены и трех детей Анушаван Григорян, арестованы десятки людей и брошены в Лачинские и Шушинские застенки (позже перевезут в Бакинскиие тюрьмы) для пыток и издевательств – такое здесь произошло в 1918 году. Предпринятая 15 мая 1991 г. в Степанакерте акция предоставления политического убежища армянскому населению области преследовала цель прорыва тотальной информационной блокады операции и исключения действий силовых структур СССР на стороне Азербайджана. Хотя дело шло к вооруженной развязке конфликта и центробежные тенденции в союзных республиках набирали обороты, никто пока не знал о предстоящем ускоренном развале СССР.

Нельзя сказать, что органы безопасности после советизации не боролись с пантюркистами. Председатель ГПУ Азерб. ССР Емельянов отмечал: ” Консул Турции в Баку Махмуд Шевкет – бей оказывал мусаватистам широкое содействие и материальную помощь, обеспечивал бесперебойную связь с турецкими спецслужбами и стамбульским Загранбюро «Мусавата»*

*А. Сваранц, Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе, с.196.

Председатель Закавказского ГПУ Павлуновский сообщал 15 декабря 1926 г. В.Р.Менжинскому: “ Тюркская интеллигенция в своем огромном большинстве настроена мусаватистски и господствует в госаппарате. Учительство Азербайджана также мусаватистски настроено. Тюркский крестьянин осознает себя больше тюрком, нежели мусульманином»*

*Там же, с. 196 – 197.

Арестованный органами ГПУ в 1926 г. член “военной организации” и ЦК “Мусавата” А.Гаджинский, организовавший подготовку восстания, на вопрос: “К чему в конечном итоге должна свестись мусаватистская работа в Азербайджане? “ – ответил: “ К созданию национального государства культурно – просветительным путем, а именно: постепенным созданием образовательных кадров, националистически настроенных лиц, которые впоследствии по национализации должны занять все учреждения Азербайджанской ССР и таким образом весь аппарат Советской власти очутился бы в наших руках»*

*Там же,с.197.

На протяжении советского периода деятельность пантюркистов финансировалась турецкой, немецкой и английской разведками. С назначением Гейдара Алиева председателем КГБ Азербайджана для пантюркистских организаций разного толка открылись широкие перспективы, а сам Гейдар по телевидению хвастался тем, что за весь его период руководства КГБ ни один человек не был арестован за диссидентство, националистическую или антисоветскую деятельность. О борьбе против пантюркистов в Нагорном Карабахе ничего не известно, скорее всего и не было этой борьбы. В ряде турконаселенных сел Карабаха и сопредельных районах органы ГПУ – ЧК вели борьбу с мусульманскими бандами — “гачагами” (“разбойниками”), а некоторое время возглавлял эту борьбу пантюркист М. Багиров, но он был хитрым, и, естественно, не мог нанести вреда им же курируемым пантюркистам.

6. Меняются времена, почерк пантюркизма остается неизменный!

На протяжении многолетней войны между НКР и Азербайджаном ощущалось присутствие пантюркизма и его союзников – от провокаций и нападений, череды геноцидов армян в Сумгаите, Кировобаде, Баку и других городах Азербайджана, событий у Агдама 26 февраля 1992 года и геноцида в Мараге 10 апреля 1992 года до (временного) отторжения от Арцаха Шаумянского района, части Мардакертского и Мартунинского районов (при участии предавших присягу подразделений 4 – й армии).

Лишь десятки русских добровольцев осознали роль Арцаха и смывали позор продажных “Сафоновых”, частей 4 — й армии и Кировабадской дивизии ВДВ на поле боя с пантюркистами, некоторые из них погибли.

Хочется особо подчеркнуть — не все азербайджанцы в Карабахе были заражены бациллами пантюркизма и арменофобии, некоторые из них остались здесь и делили с нами все тяготы, приняли активное участие в войне с Азербайджаном, несколько моих знакомых получили ранения, а некоторые погибли. Было бы грешно записать всех азербайджанцев в агентов влияния пантюркизма. Знаю и о фактах, когда проживающие в Азербайджане или России достойные уважения азербайджанцы (не упоминаю имен – Г.В.), узнав о смерти или трудностях своих вчерашних армянских соседей или коллег по работе, встретившись где – то в России, вспоминают о былой дружбе, поминают ушедших в мир иной, выражают готовность помочь и оказывают помощь – человеческие отношения никто не отменял.

В заключение о следующем. В условиях попыток изоляции России и предпринятых санкций Путин предпринимает шаги в интересах своего государства, более года российскими ресурсами прорывается информационная блокада. Потеряй Россия Крым, критики Путина обрушились бы на него с обвинениями в предательстве. Конфликт на Украине между двумя братскими народами противоречит фундаментальным интересам этих народов, европейской и мировой политики, армянского народа, задействованного и уже давшего жертвы с обеих сторон конфликта – время покажет кто прав, а кто нет. На днях в России в торжественной обстановке отметили годовщину возврата Крыма в состав России, а задолго до этого в дипломатических кругах России выдвинули фарисейскую формулу по Карабахскому конфликту – мол, не должно ни победителей, ни побежденных! Так, кто в Крыму победитель, кто побежденный? Вряд ли геополитическое уступки ( проигрыш) Советской России туркам во времена Ататюрка сопровождавшиеся геноцидом армян, греков и других христиан можно считать лучшими в русско – турецких отношениях (по Путину), а такие проекты как строительство АЭС и газопровода с хабом приведут к искусственному повышению геополитической роли Турции. Россия еще хлебнет немало с такими “прожектами”, но для нас главное, чтобы подобные проекты не осуществлялись на территории Западной Армении. Весьма нервная реакция российских политических и военных кругов России на совместные учения на НАТО в странах Прибалтики и Украине сопровождается выраженной терпимостью к совместным учениям у границ России — на территории Азербайджана армий Турции и Азербайджана. А разве Турция не член того же НАТО? Когда И. Алиев закрутил цену за аренду Габаллинской станции и принудил последний воинский контингент России вывести из Азербайджана, а вслед за этим повез Эрдогана не в какой – то другой город, а именно в Габаллу и подписал с ним какое – то соглашение, грешным делом подумал – вбит последний гвоздь в крышку гроба российско – азербайджанских отношений! Не потерявшие чувство реальности и самоуважения нормальные российские политики и военные (кои пока не перевелись), казалось бы, должны были перефразировать изречение русского классика в смысле “нельзя ли для пантюркистских прогулок подальше выбрать закоулок?” со всеми вытекающими из этого логическими последствиями. Наоборот, после этого произошли массовые поставки в большом количестве современного вооружения Азербайджану, прикрываемые демагогией о якобы “ненарушении баланса сил”. Министр иностранных дел России Лавров, которого обругали в Баку во время протокольного мероприятия, на одной из недавних пресс – конференций заявил о том, что якобы Россия добросовестно исполняет свои обязательства и не поставляет оружие в конфликтные регионы. Возникают вопросы – с каких пор Азербайджан стал олицетворением стабильности, нет ли обстрелов на границе с Арменией и линии соприкосновения с НКР, нет ли реваншистских или других угроз, исходящих от апшеронского хана, нет ли угроз захвата власти в Азербайджане ИГИЛ или другими радикалами? Россия не должна продавать оружие Азербайджану по следующим причинам:

во – первых, из соображений собственной безопасности юга России и перспективной террористической угрозы со стороны Азербайджана (что доказано историческим опытом);

во – вторых, недопустимо для страны сопредседателя Минской группы (посредника);

в – третьих, на России, как правопреемнике СССР, лежит ответственность за доставшуюся в наследство от советского периода передачу армянских территорий Турции и Азербайджану;

в – четвертых, именно при посредничестве России было установлено перемирие в мае 1994 года и остановлено победное наступление Армии обороны НКР до исторической границы Карабаха – реки Кура, предотвращено расчленение экспериментального государства Азербайджан, сорвано тем самым образование независимой Талышской республики и предоставление свободы народностям Дагестана (факт признается экспертами, в том числе и российскими);

в – пятых, продажа Россией вооружений Азербайджану не что иное, как попытка нарушить сложившийся некий статус — кво сил в ущерб союзническим отношениям с Арменией в рамках ОДКБ, неисполнение своих договорных обязательств.

По меньшей мере вызывают недоумение и возмущение “заумные” выступления тех армянских горе – “политологов” из Еревана, которые с пеной у рта бесстыдно утверждают о том, что за продажей Азербайджану оружия “нет политики и преследуются лишь интересы бизнеса”! А нельзя ли в таком случае, для большего успеха российского бизнеса Азербайджану продать и ядерное оружие, ведь вместо нескольких нынешних миллиардов Россия получила бы десятки миллиардов? Если чужой бизнес должен обернуться армянской кровью, то необходимы превентивные и самые неординарные шаги армянской стороны – безвыходных ситуаций нет и не может быть для нас по определению. Достойны осуждения и неоправданные высказывания о том, что продажей оружия Азербайджану не нарушается баланс сил. Никакого баланса не было изначально, Азербайджан по всем видам вооружений и наличию боеприпасов имел многократное превосходство, другое дело – превосходство компенсировалось правильным руководством и планированием боевых операций армянским командованием, отвагой армянских солдат и, к сожалению, ценою большей армянской крови. При таком развитии поставок оружия и возрастании недоверия к союзникам не останется другой альтернативы — придется создать собственное оружие “антигеноцида”. Как написал Библейский пророк – “всему свое время”, “время разбрасывать камни” для нашего народа прошло и обьективно должно наступить “время собирать камни “.

Нынешнее положение армянства в мире есть прямое следствие продолжающегося до наших дней заговора пантюркизма и его союзников против армянского народа. Гонения в любых формах и проявлениях против армянского народа, включая геноцид армян, это ответ дьявола и его приспешников – дегенератов, разрушенцев и саморазрушенцев на действие Бога в истории армянского народа и принятие христианства. Планку претензий к Турции может предьявить только Армянский народ. Никто в мире не имеет политической привелегии, юридического и, тем более, морального права в этом вопросе ему что–либо указывать. Посмотрим, кто поедет 24 апреля в Ереван, а кто к Эрдогану.

А что бы произошло, если бы большевики не подарили бы туркам армянские территории? Ничего в ущерб интересам мировой политики и России. Не нужны были бы пресловутые армяно – турецкие протоколы; база, которая сейчас в Гюмри, возможно располагалась бы намного южнее, а извечные опасения русских от турецкого фактора свелись бы к минимуму. У русских должно быть гораздо больше заинтересованности в этой базе, чем у армян – свято место пусто не бывает. Впрочем, армянам Арцаха ясно – Азербайджан с его наследным ханом это пантюркизм, Аль – Каида, ИГИЛ, Талибан и Боко харам вместе взятые.

P.S. Приношу искреннюю благодарность уроженцу села Трнаварз, отставному офицеру Армии обороны НКР Нельсону Мусаеляну за воспоминания о событиях 1920 года и преподавателю Степанакертского пединститута Степану Дадаяну за историю преследования ректора С.Г. Саркисова.

Газарян Валерий




  Рубрика: Карабахское движение: Ретроспекция и будущее, Политика, Публицистика, Трибуна
  Последнее обновление: 15/04/2015